Мария Лынёва - Сторінка 4 - Дитячий світ
Субота, 10.12.2016, 02:11
Наталя Гуркіна: казки, загадки, вірші для дітей...

 Мария Лынёва - Сторінка 4 - Дитячий світ






.

Скільки Вам років?
Всього відповідей: 8660

Пошук

ДІТИ

  • Детдома Украины

  • [ Нові повідомлення · Учасники · Правила форуму · Пошук · RSS ]
    Сторінка 4 з 6«123456»
    Дитячий світ » Сучасна зарубіжна література » Проза » Мария Лынёва (Россия)
    Мария Лынёва
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:51 | Повідомлення # 46
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ,
    В которой «маг и чародей» ищет работу


    «Это мы еще поглядим, кого из нас не будет рядом с Юлькой, – думал Тимка, шагая от Ульянкиного дома прочь. – Подумаешь, какой хозяин жизни - этот ее родственник! Он даже не знает, с кем разговаривает!»

    «С магом, чародеем и величайшим кинопродюсером… в будущем, - поддразнил Чертенок. – И с безработным не учащимся нигде бомжарой – в настоящем!»

    «Не ной. Я все могу! Меня куда угодно примут на работу. С радостью!»

    «И с магической книжкой, - ехидничал Чертик. - Без нее-то ничего не выйдет!»

    «Как это? - возмутился Тимка. – Да я запросто найду такие курсы, чтоб и денежки рекой – в первый же день, и кувалдой не махать, и перспектива чтоб была, и интерес!»

    «Такое ты никогда не отыщешь, - нудел Чертик. – Связи нужны, деньги, чья-то помощь…»

    «Это мы еще посмотрим!»

    «Где ты думаешь смотреть?»

    «Да хотя бы в Авоське» – «Ха! Там ты уже смотрел» - «Ну да…»

    Тимка вспомнил, как, шатаясь по Сети, он сунулся из любопытства на парочку сайтов с объявлениями о работе. Казалось, выбор был огромен! Но, изучив спрос, Тимка пришел к выходу, что всюду на любую должность «требуются девушки европейской внешности», «не старше восемнадцати лет», но при этом с «высшим образованием, опытом работы от двух лет и знанием двух-трех иностранных языков». Из всего списка Тимка мог бы предъявить лишь кое-какие навыки общения с компом, вялую четверку по английскому и внешность типичного Емелюшки из русской сказки. Впрочем, сам Тимка считал себя красавцем и ужасно удивился бы, если б кто-то в этом усомнился.

    «Если не я – то кто тогда!» - подумал он и в ближайшем киоске купил пару номеров с приглашениями на работу. В журнальчике он выбрал несколько красивых объявлений и стал по ним звонить. Но каждый раз нарывался либо на автоответчик, либо на теток с таким же голосом. Те были профессионально приветливы, но теряли к Тимке интерес, едва он сообщал, что еще учится в школе.

    - Это не будет мешать работе, – убеждал Тимка, перезвонив еще разок.

    - Я ведь школу почти бросил! – добавил он, но почему-то это уточнение прельстило работодателей еще меньше. Выдержав паузу, герой наш позвонил по тем же номерам и пытался голосом более солидным. Получалось, вроде бы неплохо. Но собеседницы быстро его раскусили и попросили не ломать комедию и больше не звонить.

    «Я все равно найду то, что хочу! А вы потеряли ценного работника», - мысленно сказал наш герой и, перелистав еще разок журнал, отправил его в мусор.

    * * *

    «Помнишь анекдот про телепата? – издевался Чертик. – Требуется телепат на высокооплачиваемую работу. Обращаться – сами знаете, куда!»

    «Дурацкий анекдот! А главное – не про меня».

    «Потому что ты не телепат?»

    «Потому что работа сама меня найдет, вот так! – Тимка посчитал в кармане мелочь, посмотрел на таксофон и призадумался. – Домой все равно не хочу возвращаться! Там тетя Митя. А в школу – тем более! Там – Супа ждет должок… Чертенок! Что ты там насчет блондинки с языками говорил? Что она всем нужна, а не я?»

    «Ай эм дико сорри, сэр. Но это так!»

    «Океюшки! Эй, книжка! Ты такое можешь?» - спросил наш чародей. Вместо ответа книжка в рюкзаке вздохнула. В следующий миг наш герой вдруг споткнулся и упал, не удержавшись на удлинившихся невероятных каблуках.

    - Вам помочь? – спросил прохожий, наклоняясь и протягивая руку.

    - Да ладно! Я сам.

    - С вами все в порядке? – уточнил прохожий, думая, что или он ослышался, или девушка сильно ударилась об асфальт белокурой головкой.

    - Угу, - отозвалась блондинка, игнорируя протянутую ей руку, поднялась сама.

    - А вы – недотрога, - сказал прохожий, улыбаясь. – Можно хотя бы узнать, как вас зовут?

    - Меня? Денисов.

    - Алиса? – переспросил прохожий, думая, что он ослышался.

    - Денисов!

    «Странная особа», - решил прохожий, отступая.

    «Странный мужик!» - решила девушка и чуть ковыляющей походкой пошла прочь, напевая «Элевейшн» и разглядывая ряд «крутых» автомобилей. Перед сияющими дверцами одной из них девушка остановилась и стала задумчиво изучать себя. Дверца тут же распахнулась, из салона последовало вежливое приглашение «девушку подвезти». Блондинка почему-то отказалась – и направилась к другой машине, чтобы посмотреться в зеркальце. Девушки так иногда поступают, чтобы поправить челочку. Но эта барышня стала разглядывать себя с любопытством щенка, впервые увидевшего свое отражение в весенней луже.

    «А я ничего, - подумала блондинка и повернулась к ближайшей витрине, чтобы увидеть себя в полный рост. – Ноги – обалдеть вообще!»

    «Все остальное – тоже в порядке», - оценил Чертик.

    «И с какой радости я себя заживо похороню в каком-то офисе? – рассуждала красотка. - Мне теперь только на обложку журнала! Я Мисс Мира могу быть! Просто девушка мечты».

    «А как же твоя Рыженькая Уля-Юля?» - напомнил Чертик.

    «И правда, - подумала блондинка, которая, по сути, все-таки осталась Денисовым Тимкой. - Ну, найду, что ей сказать! Например – привет, ты так хорошо сегодня выглядишь! А мы с тобой уже знакомы, то да се… »

    - Девушка, вы сегодня так хорошо выглядите, - сказал, подходя к блондинке, «плотно упакованный» «реальный», как сказал бы Порываев, «поц», похожий на охранника или водителя. – Мы с вами нигде раньше не встречались?

    - Вряд ли, - сказала резковато барышня.

    - Мой босс хочет с вами познакомиться.

    - Если он так хочет, почему же сам не подойдет?

    - Стесняется, - посредник подмигнул.

    - А он что, в бункере сидит, ваш босс?

    - Вона, там, - посредник кивнул на самую крутую «тачку» на парковку.

    - Ну, вот что, – ответила блондинка, принимая неприступный вид. – Я – девушка бедная, но гордая! Я работу ищу, а не тебя и босса твоего!

    - Так он работу вам и предлагает.

    - Тогда ладно. Только в машину я не сяду!

    - Как скажешь, - переходя на "ты", сказал посыльный и проводил девушку к машине. Сидевший там «хозяин жизни» осмотрел блондинку, как товар, и спросил без предисловий:

    - Пойдешь ко мне секретарем? Даю две тысячи, обед плюс премиальные за хорошую работу.

    «Две тысячи чего? – хотела спросить девушка, но поняла, что речь не о рублях. Она хотела согласиться, но Чертенок подсказал поторговаться. Барышня взвинтила цену до пяти. Босс предложил две с половиной, затем три, но девушка не соглашалась. На тысяче вмешался некто с заднего сидения и сказал: «Даю пять! Для такой красавицы не жалко».

    - Я согласна, - ответила «красавица» и широко, по-голливудски, улыбнулась. Собеседников ее улыбка потрясла. Причем настолько, что они - хотя и были очень загорелыми – вдруг резко побледнели, подняли стекло и быстро-быстро укатили.

    «Чего это они? Сбежали от такой красотки», - удивился Тимка.

    Он еще раз взглянул в витрину, и только тут понял реакцию тех двух парней. У красавицы-блондинки из прекрасного ярко-алого рта высовывались, словно у сказочной змеи, целых три длиннющих языка!

    «Как ты книжке и заказывал», - прокомментировал это зрелище Чертик.

    «Спасибо ей огромное! Но только можно меня снова превратить в меня?» - подумал Тимка, постаравшись быть на этот раз осторожнее с формулировкой. Книжка поняла все верно, и вернула ему облик Денисова Тимки. Тот, проверив руки-ноги, посмотрел в зеркальную витрину:

    «Вот, нормально! Это я. Только… что же мне еще придумать? Как ты думаешь?» - спросил он Чертика.

    «Даже если тебя возьмут куда-то самым мелким клерком, - отозвался тот. – Ты сбежишь через полдня! Как уже было, когда ты пытался помогать отцу на фирме».

    «Это точно, - согласился Тимка. – Я сбежал! И сбегу снова».

    «То есть, это отпадает. Бегать по МакДональдсу не для тебя. Быть грузчиком и дворником – тем более. Не забывай – я не люблю физических усилий!»

    «И я тоже! Эх, как бы мне за парочку недель взять вот, и получить престижное образование! Чтоб будущее было обеспечено, известность, всегда денежки в кармане… и вообще – чтобы все сразу!»

    * * *

    Сунув руки в опустевшие карманы, Тимка подошел к массивной круглой тумбе, на которой раньше красовались афиши местных и побывавших на гастролях театров. Теперь же афиши были словно заплатками, залеплены объявлениями о продаже и покупке. Изучив весь этот «рынок», Тимка пришел к выводу, что его ничего не прельщает. Он обошел круглую тумбу еще раз, он заметил выглянувшую из-под нескольких слоев объявлений обрывок афишки… «С буквой «ять»! Надо же! Как она тут сохранилась? – удивился Тимка. – Тумбу ведь, наверно, с того века пару раз да красили! А она – тут как тут, – он прочитал название спектакля: - «Фауст», опера Гуно… Что-то знакомое...»

    «Фауста» кстати, он еще не читал, хотя по «внекласске» Гете уже задавали. Сосед по парте объяснил, что «Фауст – это был такой мужик ученый, который жил очень давно в Германии и продал душу Мефистофелю за «стой мгновенье, ты прекрасно!»

    «За это душу продавать не стоит», - сказал Тимка.

    «А за что стоит, по-твоему?» - спросил Партизан.

    «Ну, не знааааю… »

    «Да кто ее купит, душу-то, - сказал Кобеня, жалея о невозможности такой сделки. – Врет ваш Гете, это точно!»

    Вот эту фразу: «Врет ваш Гете!» наш герой как раз и вспомнил, стоя перед круглой тумбой.

    «Если бы мне кто-то предложил, что я хочу, я б уж ему уступил эту малость, - подумал, усмехнувшись, он. – Души ведь все равно не существует! Это – фикция, как папа говорит. То есть, ничто! Придуманная вещь, которую и предложить-то никому нельзя!»

    - Работу ищешь? – спросил кто-то рядом. Тимка обернулся и увидел незнакомого парня. «Прикольный какой-то! На сфинкса похож», подумал Тимка и сказал:

    - Ну, ищу!

    - А что ты умеешь делать? – спросил сфинкс. Тимке не очень-то понравился тон незнакомца. Он поднял подбородок и с достоинством сказал:

    - Я умею летать, и вызывать грозу, и превращать в иную тварь кого угодно! А еще я в драмкружке могу играть. Но соглашаюсь только на главные роли!

    - Да. Негусто, - усмехнулся собеседник.

    - А раз так – можешь отваливать!

    - Без грубости, пожалуйста. Метресса этого не любит!

    - Кто, кто?!

    - Потом узнаешь. А сейчас поехали со мной…

    - Куда?

    - В наш офис. Ты же хочешь получить контракт? Поехали!

    Тимка чуть не согласился, но, вспомнив передачи про всякие там трупы-похищения, опять стал грубить: - Ты бабушке своей грузи! Не на того попал!

    - Если тебе помощь не нужна, не надо было отправлять Запрос, - произнес незнакомец и стал удаляться.

    «Я веду себя как маленький, – подумал Тимка. – Может быть, это и есть тот шанс, который упустить нельзя. Что я теряю? Еду с ним!»

    - Эй! Слышь! - окликнул он странного парня. Тот замедлил шаг, но все же продолжал идти. – Подожди! - повторил, догоняя его, Тимка. – Как тебя там? Подожди! Я с тобой!
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:51 | Повідомлення # 47
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ,

    В которой Ульянка собирается на закрытую вечеринку


    - По-моему, Тимка на нас обиделся, – Ульянка посмотрела в сторону двери

    - На что это? – усмехнулся Ленечка. - Его не приглашали, и едва ли когда-нибудь пригласят в это место… в отличие от тебя. Ты собираться думаешь?

    - Да, но ты так и не сказал, к кому мы приглашены.

    - К моим друзьям. Такая рекомендация тебя устроит?

    - Вполне.

    - Тогда скажи, что ты намерена надеть?

    - У меня очень много хороших вещей, – Ульянка приосанилась, пытаясь вспомнить, какой из ее нарядов мог проиллюстрировать такое заявление. – И голубая блузка, и костюмчик джинсовый – вполне приличный…

    - Понятно! Лучшие Дома Моделей отдыхают. Что ты думаешь об этом? – Леня кинул Ульянке большой серебристый пакет с изящной надписью.

    «Разве Леня пришел с ним? – подумала Улька, читая «не нашенскую» надпись на лиловом серебре. – Не было же никакого пакета!»

    - Примерь это, примерь, – торопил ее Леня.

    - Отвернись, пожалуйста, – почти сердито попросила ведьмочка. Она никогда не переодевалась при ком-то, кроме бабушки или подружек. Леню развеселила ее просьба, но он все же отвернулся. Припрятавшись – для пущей верности – за дверцу шкафа, Ульянка извлекла из пакета нечто такое, от чего захватило бы дух и у более избалованной нарядами девицы.

    - Как я выгляжу? – спросила ведьмочка, появляясь из-за дверцы и придерживая платье на груди. Леня осмотрел Ульянку, как придирчивый стилист, покачал головой:

    - Нет, миленькая! Цвет я угадал, а с фасоном, пожалуй, ошибся. На тебе плохо сидит, снимай!

    Ульянка посмотрела в зеркало. Платье, в общем-то, ей шло, и возвращать его было ужасно жаль, но признаваться в этом не хотелось.

    - В самом деле, я надену что-нибудь из своего, – сказала девушка, выдерживая безразличный тон. Леня улыбнулся одобрительно:

    - Вот молодец! Знала бы ты, какие красотки ползали буквально на коленях, умоляя оставить им это платье! Не поверишь – даже сама…

    Тут Леня замолчал, точно прислушиваясь к чему-то.

    - Нет, нет! Пожалуйста, не думай, будто я предложил тебе что-то с чужого плеча, – добавил он. – Все вещи – совершенно новые. Посмотрим, что ты скажешь об этом!

    Вместо первого платья на Ульянке появилось другое – розово-алое, которое ей удивительно шло. Однако опекун отверг и этот вариант:

    - В этом ты успеешь показаться. Твоя задача сейчас – выглядеть по-вечернему, но эпатажно. Так, чтобы у всех дух при твоем появлении захватило

    - Лень, а там все будут в таких нарядах? – спросила Ульянка. – В эпатажно-вечерних?

    - И в очень открытых, как и положено на закрытой корпоративной вечеринке.

    - Хм… и что ж тут эпатажного? – сказала ведьмочка. – Я буду как все. Вот если бы кто-нибудь появился на твоей вечеринке в застиранном ситцевом халатике, хотя бы…

    - Своим халатиком ты еще успеешь поразить тусовку, - сказал Леня. – А сейчас, будь добра, примерь то, что я тебе принес!

    Ульянке пришлось пережить еще несколько платьев, пока Леня не остановил свой выбор на одном из последних туалетов:

    - Стоп! Вернем-ка этот вариант… да, это платье – то, что надо!

    - Но мне не идет черный цвет, – возразила Ульянка.

    - А это и не черный. Посмотри получше!

    - Да ты прав, - ведьмочка рассмотрела удивительную ткань. - Это не черный, но и не фиалковый, не темно-синий… настоящий цвет ночи.

    - Ночи перед Первым Мая, - улыбнулся Леня. - Тебе нравится?

    - Платье чудесное! Надеюсь, оно не исчезнет на мне в полночь?

    - В полночь – нет, но с первыми лучами ты сама можешь исчезнуть в нем, – сказал очень серьезно Леня и тут же засмеялся, увидев, как расширились глаза у его подопечной. – Не пугайся так! Главное – не встречаться с солнечным светом до того, как мы вернемся в мир людей. Надеюсь, мы успеем вовремя!

    - А если нет? – спросила ведьмочка.

    - А если не успеем, то воспользуемся гостеприимством хозяев и переждем до следующей ночи, - сказал Леня и добавил, видя, что Ульянка готова отказаться от платья:

    - Не думай возвращать! Оно - твое. Все удивительно совпало! И колье тебе идет, и туфли подошли. Только вот эта дешевка все портит, – он указал на Ульянкин талисман – подарок Веры. – Сними, а лучше выкини совсем!

    Улька зажала талисман в ладошке, замотала рыжими кудрями:

    - Не сниму, Лень! Вот как хочешь – не сниму! И кстати… - тут она достала из кармашка своего прежнего «наряда» камушек, кторой подарил ей Тимка, прицепила к талисману. - Вот! Теперь я совсем готова.

    - Это что еще за гадость? – поморщился Леня. - Немедленно убрать!.. если не снимешь сама - это сделаю я. Извини, но я не могу допустить, чтобы ты появилась в обществе в такой ужасной бижутерии. Сними!

    - Не сниму! Лучше я никуда не пойду.

    Видя такое необъяснимое упрямство, Леня отступил.

    - Ну, хорошо, – пробормотал он. – Поступай, как знаешь. Мы и так порядком задержались, поспеши! Вот тебе крем, намажься им быстрее…

    - У меня есть свой.

    - Нет, твой не подойдет.

    - Но почему?

    - Что за вопросы! Делай, как тебе велят!!!

    Ульянка видела, что Леня не на шутку сердится. Чтобы окончательно с ним не поссориться, Ульянка намазалась его кремом, аромат которого был ей незнаком и не особенно приятен. Она хотела сообщить об этом Лене, но тот уже вошел в холодный, очень яркий луч, так не похожий на нежный серебристый свет вокруг Ульянки.

    - Ты готова? – спросил он.

    - Да, – ответила Ульянка, чувствуя, что ее что-то тревожит и никак не дает подняться вместе с Леней ввысь, к ночному небу, хотя обычно ей это легко удавалось.

    - Тебя не пускает твой камень на шее, – пошутил Леня. Он завернул Ульянку в складки длинного плаща и понес ее над потемневшим городом. Ульянка к полетам привыкла давно, но никогда у нее так не кружилась голова, не свистело в ушах, и не было такого чувства, будто она расстается с землей навсегда. Остановиться бы и заклинание прочесть: «Скорей, домой! Вернусь, вернусь…», да и назад с попутным ветром! Но куда там – ветер дул совсем не тот, который помогал Ульянке и ее подружкам. И потом, ведь любопытство и упрямство плюс самонадеянность присущи многим девушкам… при этом они не обязательно ведьмы. Наша ведьмочка еще разок взглянула вниз, и, увидела, как из-за туч мелькнул прощально золотистый крест какой-то церкви – кажется, Богоявленской, в которой Ульянку крестили.

    - Не смотри туда, – шепнул Ульянке Леня и, весело мазнув ее по носу кремом, понес быстрее. Крест исчез во мгле, и Улька перестала о нем думать. Полет стал легче и приятней, а то, что оставалось на земле казалось теперь столь далеким, несущественным, что и вспоминать ни о чем не хотелось в эту безумную, первую майскую ночь.
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:52 | Повідомлення # 48
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ,

    В которой Ульянку и ее спутника встречают


    Ульянка любила бывать в гостях – и принимать их у себя, конечно, тоже. Леня все еще не говорил, куда они летят, но спутница его догадалась и так. Будучи ведьмочкой начитанной, она кое-что знала про Вальпургиеву ночь - что празднуют ее как раз сегодня, что праздник этот родом с горы Броккен, и хотя у ведьм славянских праздники свои – «корпоративно-окружные», они давно отмечают и этот. Ульянка и ее подружки эти шабаши не посещали, хотя приглашения туда и поступали от ведьмующих «коллег».

    «Коллеги» наших ведьмочек за это не любили и считали «уродами в семье», отщепенками», или просто чужими. Некоторые ведьмы даже старались наказать «этих гордячек», насылая всякие проклятия и порчу. От таких «подарочков» Ульянку, Веру и Аглаю спасало то, что они держались вместе. Когда они собирались втроем, загар их обретал Силу особую. Она подружкам помогала делать обереги для других и отгонять плохие сны – особенно от маленьких детишек. И, конечно, эта Сила защищала самих Загорающих при Лунном Свете ведьм. Ульянка это знала - и прекрасно понимала, как рискованно отправляться на чужой шабаш без подруг, да еще когда загар почти сошел.

    «Но сколько можно прятаться за Веру и Аглаю и зависеть от Луны, - подумала она, подставляя личико ночному ветру. - Пора быть самостоятельной и взрослой! И какой же Леня молодец, что вытащил меня на вечеринку!»

    - Мы на месте, – сказал Леня, осторожно выпуская спутницу из мягких складок своего плаща. Ульянка с интересом посмотрела на дом. На первый взгляд – обычный особняк, в окнах которого не видно было ни единого лучика света.

    - Ты уверен, что нас ждут? – спросила Ульянка.

    - Ждут, и с нетерпением, - ответил Леня и, набрав какой-то код у двери, начертил несколько знаков в воздухе. После этого дверь отворилась, и гости вошли. Внутри их встречали мальчик и девушка в нарядах Сфинксов.

    - Какие у вас интересные костюмы, – сказала Ульянка. – Из чего они? Можно потрогать?

    - Можно, - разрешили Сфинксы. Ульянка осторожно погладила их по тщательно уложенным гривам и по меху на изящных спинах. Мех был теплый, блестящий и очень красивый, но какому животному он принадлежал – Ульянка не смогла понять. Сфинкс по-кошачьи улыбнулись и вильнули львиными хвостами.

    - Это не костюмы, – сказал Леня и помог Ульянке снять накидку. Девушка с поклоном приняла Ульянкину накидку, мальчик – плащ опекуна.

    - Простите, это вы не будете сдавать? – спросила девушка-Сфинкс, указывая на Ульянкину тень.

    - Конечно, нет, – ответила Ульянка и засмеялась, думая, что девушка шутит. Сфинксы озадаченно переглянулись.

    - Я совсем забыл тебе сказать, - пробормотал сквозь зубы Леня. – А впрочем… ладно! Может, остальные не заметят. Нам сюда!

    * * *

    Сфинксы проводили нашу парочку наверх, а сами бесшумно на крыльях отправились вниз. Большой зал встретил новых гостей, как встречает хозяйка приветливая, но слегка разгоряченная. После тихой лестницы и сдержанных улыбок Сфинксов Ульянке казалось, что ее втолкнули в необъятный лотерейный барабан, где все сверкало и крутилось в ритме бешеного вальса. Музыканты в жутковатом и забавном гриме старались вовсю. Публика развлекалась так, словно на завтра был назначен конец света. Нарядные гости непринужденно перелетали из зала в зал, танцевали, обменивались комплиментами, улыбками и новостями. Казалось, что веселье происходит само по себе, однако координатор у вечеринки все-таки был.

    «Какой забавный, - подумала Ульянка, глядя на подлетевшее к ним с Леней существо. – Настоящий черный пуделек. Только во фраке!»

    Приодетый пудель, которого все называли здесь «дружище Меф», раскланялся с новыми гостями и бросил выразительный взгляд на Ульянкину тень. Леня отвел его в сторонку и что-то ему объяснил. Видимо, объяснение было убедительным – настолько, что пудель снова стал любезным, поклонился Ульянке и лично поднес ей и Лене по высокому фужеру с дымящимся голубоватым напитком. Ульянка не знала, что это, но на всякий случай сказала спутнику:

    - Лень, я же не пью! То есть, конечно, пью…но только соки, чай и молоко.

    - А тебе разве предлагают что-то другое? – удивился Леня. Думая, что он ее разыгрывает, Ульянка недоверчиво взглянула на фужер... Действительно, там было просто молоко – парное, еще теплое.

    «Странно! Разве я могла так ошибиться?» – подумала Ульянка и вдруг почувствовала, что ей ужасно, нестерпимо хочется пить – но не теплое молоко, а воду горных родников. В тот же миг молоко обернулось прохладнейшей родниковой водой. Ульянка выпила все до капельки и засмеялась. Такими нелепыми показались ей все ее опасениями насчет фужера! Леня тоже рассмеялся, глядя на нее.

    - Хочешь потанцевать? – спросил он.

    - Хочу!

    - Тогда пошли, - Леня нарисовал в воздухе знак для музыкантов, и те заиграли что-то вроде дикой смеси вальса с рок-н-роллом.

    - Нет, нет! Это я танцевать не умею, - Ульянка попыталась вернуться на место.

    - Умеешь, - сказал Леня и вытащил ее на середину зала. Ульянка оказалось, что она действительно умеет… еще как!

    - Ты здесь танцуешь лучше всех, – сказал Леня.

    - Лучше тебя здесь никто не танцует, – ответила Ульянка. Она ощущала кожей взгляды других пар и понимала, что их пару, скромно говоря, признали лучшей. Однако что-то в этих взглядах было нечто и недоброе. Наконец, в одной из пауз между танцами к ней подошла немолодая дама в наряде «а-ля Помпадур» и негромко сказала:

    - Прошу прощения, дорогая, но у вас видна тень.

    - С ней что-то не в порядке? – удивилась Ульянка. - Я вчера ее погладила!

    - Вы что, водите ее с собой? – прошептала дама, озираясь. – Милая, но просто неприлично! Сейчас же отошлите вашу тень домой.

    - Боюсь, это невозможно! Она всегда при мне.

    - Как? Всегда?! – поразилась собеседница и, бормоча: «О, времена! О, нравы! О-ля-ля! поспешила отойти от юной нарушительницы этикета.

    - Лень, в чем дело? Что у меня с тенью? – спросила Ульянка.

    - В самом деле, неудобно получилось! Я забыл тебя предупредить, – ответил Леня,– А вообще, не обращай внимания ни на кого. Я уверен, эта старая кошелка прибыла сюда на помеле, как в Средние века! Плюнь на нее. Потанцуем еще?

    - Мне что-то расхотелось. Давай просто посидим, – сказала Ульянка, прячась вместе с тенью за опекуна. – Смотри, какие лебеди!

    - Что ж, как угодно. Идем к лебедям!
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:52 | Повідомлення # 49
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ,

    В которой Леня говорит Ульянке о Возможностях


    Лебедей Ульянка узрела в другом зале, в центре которого красовался фонтан – намного выше, чем любой фонтан в центральном Парке Отдыха. В воде, среди лиловых лилий, плавали, по-королевски изгибая шеи, грациозные черные птицы. Они немного снисходительно смотрели на гостей, полетавших мимо них, стремившихся попасть в третий зал, где явно что-то затевалось. Среди прочих Ульянка узнала и Корзика, которую вел под руку какой-то козлоногий тип. Верина соседка тоже узнала Ульянку и улыбнулась ей - весьма по-светски.

    - Корзик, привет, – сказала Ульянка, когда их пары поравнялись.

    - Мое имя - Эвелина, - ответила Корзик, и Ульянка обратила внимание, что у Вериной соседки тени с собой тоже нет. Леня это тоже оценил и сказал:

    - Очарован. Какими судьбами?

    - Я здесь по особому приглашению Несфет, - сообщила Корзик-Эвелина. - Мы с ней очень близкие подруги!

    - Вот как, - удивился Леня.

    - Кто-нибудь мне расскажет, кто такая Несфет? – спросила Ульянка.

    - Ты не знаешь? – поразилась Корзик. - Это же хозяйка праздника!

    - А где она сама?

    - Вон там, – тихонько сказал Леня. Видя, что Корзик-Эвелина хочет их сопровождать, он нарисовал перед ее носом отвлекающий знак и утащил Ульянку в третий зал.

    * * *

    - Лень, смотри! Здесь все тоже без теней, - сказала Ульянка и хотела спрятаться за Леню, но тот заставил ее пройтись вместе с ним по залу.

    - Не сутулься! Выше голову, - велел он. – Ты еще новую моду введешь!

    - Но почему они не носят тень?

    - Одним средневековое воспитание мешает, другие - вообще из Интернета глюки, - Леня кивнул пестрой кампании киберпризраков. – Вообще-то, у них – своя тусовка. Но Несфет так добра, что приглашает и их тоже!

    - Дамы и господа! - раздался очень властный голос. - Мы рады видеть вас снова в эту Великую Ночь! Вас приветствует наша несравненная хозяйка… - невидимка выдержал внушительную паузу. Ульке было интересно, откуда голос доносился. Леня указал на маленькое окошечко, в котором был виден обладатель громового голоса – маленький гномик с микрофоном. Оказалось, что он просто поправляет микрофон, который был больше него. Леня помог ему, и гномик громогласно возвестил:

    - Госпожа Несфет!

    Все зааплодировали, точно на вручении «Оскара». Под овации Сфинксы внесли на гроб. С него сняли крышку с изображением черной Луны, старина Меф подскочил, галантно подал лапу и помог хозяйке праздника выйти из гроба. Та поздоровалась с гостями, поблагодарила, что «не забывают», пожелала им «не скучать остаток ночи в нашем скромном тихом склепе». Далее, следуя ее приглашению, все наперебой поспешили туда, где был большой аквариум с прозрачнейшей морской водой и золотыми рыбками, юрко блиставшими в этой воде.

    - Это – Возможности, – молвил Леня, подводя Ульку к аквариуму. – Видишь, как все торопятся что-то схватить. Да и ты не зевай…

    Но Ульянка продолжала именно «зевать», глядя, как все толкаются, хватая рыбок. Кто-то поймал вместо рыбки одни водоросли и был лишен права попытать счастья вновь. Кто-то в спешке свалился в воду и едва не утонул, так что его самого пришлось вылавливать под общий смех сачком. Кому-то повезло чуть больше. Одна из девушек – очень высокая, с миловидным личиком и точеной фигуркой – целовала свою рыбку, повторяя:

    - Я хочу затмить Наоми!

    В то же мгновенье она оказалась на шикарном подиуме. Девушка с рыбкой прошла по подиуму под аплодисменты, вспыхнула где-то вдали и…

    - Исчезла?! – ахнула Ульянка. – Так быстро?!

    - Человеческая красота и молодость не вечны. Раз – и нет их, - Леня дунул на ладонь и рассмеялся. - Ты бы как хотела, детка?

    - Я бы хотела, чтобы эту девушку вернули! Я сейчас поймаю рыбку и попрошу у нее, чтобы…

    - Хочешь помочь единственной девице, да? А как же остальные? О них ты не подумала? Или ты намерена вернуть всех?

    - Да. Всех!

    - Но это был их выбор. У тебя другие планы на Вечность? Тогда подумай, прежде чем загадать. Не упусти свою Возможность!

    - А какая у меня Возможность?

    - Научиться многому, что может пригодиться не миг и не на день.

    - Чему, например?

    - Например, искусству требовать и получать.

    - Разве это – искусство?

    - Да! Великое и древнее. Им владела сама Клеопатра! Как известно, она не была красавицей, но, тем не менее, у ног ее лежал сам Цезарь.

    - Я не понимаю, Лень! Когда ты классно что-то делаешь - рисуешь, например, или играешь вот как эти музыканты, это и так твое. Ты этого ни у кого не требуешь, наоборот! Ты можешь подарить, кому захочешь. Хоть целому миру

    - Идеалистка ты моя, я о другом искусстве говорю.

    - Понятно, ты про «требовать и получать». И я о том же! Вот, допустим, у тебя хорошее настроение. Ты хочешь, чтобы у других оно было таким же. Но этого нельзя потребовать! Ты можешь просто улыбнуться первым.

    - Ясно! «Поделись улыбкою своей», - пропел Леня, превращаясь на секунду персонажик старенького мультика. – Как все запущено-то, а! Прям детский сад, младшая группа... Деточка, пора тобой заняться посерьезней!. И я даже знаю, кто это мог бы сделать получше, чем я. Самое время представить тебя нашей несравненной хозяйке праздника, - Леня обвел глазами зал. – Смотри, она сама идет сюда! Удача за тебя сегодня ночью. Улыбайся, улыбайся!
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:53 | Повідомлення # 50
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ,
    В которой Ульянка знакомится с хозяйкой бала


    Хозяйка праздника действительно шла к ним, помахивая длинной черной тросточкой – очень изящной, но совсем не подходящей к платью-гала. Леня устремился к ней, расцеловал хозяйке ручки, наговорил ей самых лестных комплиментов, но та принимала все эти любезности без особого внимания. Ее гораздо больше занимал Ульянкин талисман, который Леня обозвал «дешевкой».

    - Очень рада тебя видеть! Ты прекрасно выглядишь сегодня, - произнесла Несфет, не отводя взгляда от Ульянкиного лунного талисмана с подаренным Тимкой камушком.

    - Спасибо, вы тоже, - ответила Ульянка очень вежливо.

    - Чудное платье! Удивительно тебе идет, но это безобразие все портит, – Несфет указала тросточкой с Черной Луной на Улькин талисман, и глаза хозяйки праздника вспыхнули ярче, чем ее бриллианты. – Ужасная дешевка! Я бы никогда такую не надела...

    - А я ношу, – ответила Ульянка.

    - Хм, не понимаю! Ты же всегда знала толк и в украшениях, и в талисманах, и вдруг – такая вещь! С твоим-то вкусом, милая!

    «Я всегда знала толк в украшениях? Что она такое говорит?» - подумала Ульянка, переводя взгляд с хозяйки бала на своего спутника. Тот отмалчивался, а Несфет продолжала:

    - Должна сказать, что в остальном ты так же хороша! Даже еще красивее стала…

    - Простите, а мы с вами раньше встречались? – спросила Ульянка. Несфет рассмеялась:

    - Ты невыносима! Неужели все еще злишься на меня из-за того заклятия, что я на тебя наложила? Будет, будет! Кто старое помянет – сама знаешь... Почему бы нам не заключить если не мир, то перемирие? Мы ведь обе королевы – и могли бы править вместе!

    Несфет взяла с головы Сфинкса два бокала на высоких ножках, наполненных дымящимся алым напитком, и один из них протянула Ульянке:

    - Давай-ка, поднимем бокалы за нас – и ты расскажешь мне, как тебе удалось освободиться от заклятья. Давай помиримся, Елена!

    - Извините, я Ульяна, - ответила Ульянка. – Вы, наверно, ждали не меня.

    - Нет, тебе я тоже рада, - ответила Несфет, пристальнее глядя на нее. – Ульяна… надо же! Такая взрослая?

    - Я говорил вам, госпожа, - негромко сказал Леня.

    - Да, ты говорил, говорил! Ну и что? Они ведь так похожи с Той… во всяком случае, внешне похожи, - Несфет вглядывалась в Улькины глаза. - Но у этой я вижу способности такие, каких у Елены не было! Из этой я могла бы вырастить помощницу. Давай-ка за знакомство, девочка!

    Несфет подняла бокал и сделала внушительный глоток. Ульянке пришлось последовать ее примеру. Сделав небольшой глоток, наша ведьмочка почувствовала вкус – солоноватый, сладковатый, с легким привкусом железа и томатов, и еще чего-то, от чего кружилась голова…

    - Это что, кровь?! - ахнула Ульянка и почувствовала, как талисман на ее тревожно запульсировал, словно второе сердце.

    - Разумеется, - ответила хозяйка бала. - А в чем дело?

    - Она не пробовала раньше, - улыбнулся Леня.

    - И, тем не менее, сразу же узнала, что это, - Несфет слегка прищурилась. – Ничего, ничего, ты привыкнешь… Ульяна. Ужасное имя. Мы придумаем другое!

    - Но мне нравится мое, - ответила, переводя дух, Ульянка.

    - Нравится, как эта безделушка? - Несфет протянула руку к Улькиному талисману, и тут же отдернула так, словно тот ее обжег. – Сними ее! И надень лучше это, - она сняла свое ожерелье с черными бриллиантами, протянула Ульянке.

    - Спасибо, - сказала та, полюбовавшись ожерельем. – Очень красиво, но… талисманы ни менять, ни продавать нельзя! Это не принесет счастья ни вам, ни мне.

    - Какая глупость! Суеверье, - сказала чуть раздраженно хозяйка. В это время мимо нее, Ульянки и Лени с веселым смехом проносились гости верхом на черных лебедях. Теней не было ни у кого; глядя на них, Улька подумала: «Да, кто бы говорил о суевериях!» Несфет словно прочла ее мысли и непринужденно спросила:

    - Как тебе мой праздник?

    - Чудесный, - сказала Ульянка. - Мне все так нравится – и музыка, и угощение, и люди… в смысле, гости, - поправилась она, и Леня с госпожой Несфет улыбнулись.

    - Да, они очень милые! Я в своих гостях души не чаю, - молвила Несфет. - Только пока принимать их приходится в чужих апартаментах, а это не совсем удобно. Своего дома у меня в вашем городе нет - пока нет, но я намерена его приобрести.

    - Какое совпадение, - подсуетился Леня. - Ульяна как раз просила меня найти серьезного покупателя… или покупательницу.

    - Что же, я готова это обсудить, – ответила Несфет.

    - Но вы даже не видели Дом, – сказала Ульянка. – Может, он вам не понравится.

    - Милая, я его видела - и снаружи, и внутри! Это, конечно, не шедевр, и много за эту хижину никто не даст. Но меня устраивает само место, вид из окон, поэтому цена будет такой, - тростью она нарисовала в воздухе сумму, которая Ульянке ничего не говорила. Леня понял, что она не разбирается в стоимости особняков, пояснил:

    - За эти деньги можно купить очень приличный коттеджик!

    - Серьезно? – обрадовалась Ульянка, представив, как они с бабушкой будут жить, наконец, не в домишке на снос, а в нормальном загородном доме. Она хотела тут же согласиться, но что-то ее все-таки остановило.

    - Извините, я должна подумать, - сказала она. Леня с Несфет переглянулись.

    - Хорошо! Я пойду навстречу, - сказала Несфет и пририсовала еще цифру. – Такая сумма устроит? Нет?! А столько?

    - Ого! Да за такую сумму можно и дворец купить, - сказал негромко Леня. – Нам с покупательницей повезло. Надо соглашаться, детка!

    - Не могу, Лень… почему-то не могу.

    - Ты умеешь торговаться, – в голосе Несфет звучало одобрение. – А по виду и не скажешь! Впрочем, для сделки мне было бы достаточно согласия Лени…

    - Но в завещании указано, что без согласия Ульяны этот Дом продать нельзя,- напомнил Леня. – Я вам говорил…

    - Серафим всегда был чудаком, - усмехнулась Несфет и перерисовала сумму.

    - Соглашайся, – повторил с нажимом Леня. - Ты ведь сама хотела поскорей избавиться от Дома! Вспомни – занавес, твои переживания и страхи…

    - Не напоминай про занавес, - Ульянка вздрогнула. «А может, правда? Согласиться?» - подумала она, и только сейчас вспомнила, что именно пообещала Серафиму Петровичу в своем странном сне.

    - Лень, я дала слово дедушке, что Дом не буду продавать ни за какие деньги, - сказала наша ведьмочка.

    - Кому, кому? Ему ты обещала? – удивился Леня. Ульянка кивнула. – Не выдумывай! – продолжал Леня, едва скрывая раздражение. - Как ты могла пообещать, если не знала, как он завещание оформит! И вообще, ты говорила, что вы с ним не общались…

    - Пообщались, Лень. Во сне!

    Леня в ответ лишь рассмеялся – довольно обидным для Ульянки смехом, а Несфет пририсовала еще пару нолей и сказала:

    - Думаю, такая сумма тебе даже не снилась, детка!

    - И уже не приснится, - наша ведьмочка подула на сумму, и все ноли рассыпались, со звоном покатились по полу. Теперь Ульянка рассмеялась и добавила, заметив, как Леня недоволен: – Не сердись, пожалуйста! Я передумала.

    - Кто передумал один раз – тот передумает и во второй, - изрекла Несфет. – Ты с этим Домом все равно не справишься!

    - Откуда вы знаете? – возразила Ульянка. – Мы с Вами почти не знакомы.

    - Пока незнакомы! Но все поправимо. Скажи спасибо Ленечке! Еще немного, и ты была бы потеряна для нашего Искусства. Но Леня очень вовремя привел тебя ко мне! Я помогу тебе стать настоящей ведьмой…

    Тут Ульянка хотела высказать свой взгляд на ведовство, но хозяйка бала не дала ей рта раскрыть, и произнесла намного жестче: - Учти, я не всех приглашаю к себе! Лишь избранных; довольно мкоро соберется группа таких же, как ты, не лишенных способностей неофитов. Из вас я воспитаю настоящий цвет колдовства!.. Отбор я веду уже давно, и с одним из новичков я тебя сейчас познакомлю. Где же наш новенький? – обратилась она к одному из Сфинксов.

    - Меф учит его танцевать на потолке, – доложил тот.

    - Хорошее занятие! Дружище Меф неисправим. Он испортит мне парня! Тот решит, что служба у меня – сплошные танцы. Приведите! – Несфет взмахнула тросточкой, и перед ней появился тот, о ком шла речь.
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:53 | Повідомлення # 51
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ,

    В которой черт знает что творится


    - Вы, кажется, знакомы? – спросила хозяйка, видя, как Ульянка и Тимка смотрят друг на друга. – Вижу, что да – тем лучше. Идите, дорогие, потанцуйте! Только сначала все-таки оставтьте свои тени, имейте уважение к моим гостям!
    - Хорошо, - ответили в один голос Ульянка и Тимка. Сфинкс принял у них тени, и Ульянка с Тимкой отправились танцевать уже без них. Леня проводил парочку взглядом и не без иронии спросил у госпожи Несфет:
    - Это и есть ваш новый помощник? Кто же вам посоветовал его принять?
    - Я не принимаю советы, а даю их, – сказала Несфет. – А твоя маленькая гордячка еще придет ко мне просить о помощи! Ты видно, плохо поработал с ней. Но ничего! Скоро она сама найдет - и принесет мне все, что я хочу. И будет умолять, чтобы я это приняла!
    - Вы мне обещали, что с ней ничего плохого не случится, - вполголоса напомнил Леня, которому была известна эта интонация хозяйки бала.
    - Что значит – плохого? – усмехнулась Несфет. - Что плохо для одних, то благо для других. Мир так устроен! «Змея, чтобы стать драконом, должна съесть другую змею!» Это мудрость, которую не поняла Елена. Но ее еще предстоит понять твоей милой девчушке. А ты, похоже, до сих пор не усвоил этого!
    - Я постараюсь, - Леня слегка поклонился, продолжая наблюдать за Ульянкой. Та вовсю болтала с Тимкой и смеялась – почти как во время их последней встречи. Правда, теперь ей было неловко потрепать его по волосам – таким господином выглядел смешной, похожий на нее мальчишка.
    - Ты такая красивая сегодня, – сказал он. – Как сказочная принцесса!
    - Спасибо, – ответила Ульянка, опустив ресницы, и подумала: «Но не такая красивая, как эта девушка!»
    - Да, Несфет – действительно красавица, – согласился Тимка, хотя Ульянка ничего не говорила про хозяйку бала вслух. – И добрая, к тому же. Она людям помогает! Всем, кто к ней приходит.
    - Ты не говорил мне, что работаешь пажом у Доброй Феи. Я думала, ты еще учишься в школе!
    - Учусь, но там все так обычно! Я не хочу возвращаться туда. Вот у метрессы действительно есть чему поучиться! И тебе бы не мешало. Не упусти свою…
    - Возможность? – Ульянка не заметила, как они оказалась перед тем же аквариумом с золотыми рыбками. – Какая же Возможность предоставлена тебе?
    - А вот мы сейчас посмотрим! Приготовились… лови!

    Тимка сделал быстрое движение. Последовав его примеру, Ульянка погрузила руку в прозрачную светящуюся воду. Затем они «вынырнули» – он на секунду раньше, чем она, – и разжали кулачки.
    - У меня есть! – воскликнул, громко смеясь, Тимка.
    - И у меня, – ответила Ульянка весело. Рыбка на ее ладони была чуть поменьше, чем у Тимки, но сверкала так же ярко. – Что с ней делать?
    - Желание загадывай! Можно столько всего интересного придумать…
    - А может, ее просто отпустить? - засмеялась Ульянка. – Пусть плывет себе!
    - Ты что! – крикнул Тимка, но Ульянка уже отпустила свою рыбку. Та нырнула в воду, засверкала еще ярче и забила хвостиком. – Ну и глупо!
    - Да, наверное, – ответила без сожаления Ульянка. – Но так лучше!

    Ее рыбка снова вынырнула из воды, взглянула на нее и вдруг пропела: «Раз, и два, и три спасает Глаз твоих вода живая» и, сияя, уплыла.
    - Живая вода глаз? Как ты думаешь, что это значит? – спросила наша ведьмочка у Тимки, но тот был слишком занят собой – и своим желанием.
    - Как думаешь, что мне лучше загадать – сразу хороший мотоцикл, или чтобы спасти мир, как джедаи в «Звездных войнах»? – спросил он у Ульянки так, словно стоял перед витриной и думал, что бы ему выбрать из предложенных товаров.
    - А мир ты спасти хочешь, чтобы потом стать его повелителем? – поддразнила Ульянка, прочитав в Тимкиных мыслях продолжение его желания.
    - По-моему, это было бы вполне логично, - отозвался собеседник. – Если я его спасу, то мир меня признает!.. Что не так?
    - А может, ради этого спасать не стоит?
    - По-твоему, пусть мир погибает, да? – вдруг взъелся Тимка.
    - Нет, я не это хотела сказать, - отозвалась Ульянка, но Тимку уже «понесло»:
    - Пусть все погибнет только потому, что у тебя такой характер? Потому что ты ни от кого и ничего не хочешь принимать? Даже рыбку? Нет? А может быть, и я тебе не нужен, а? А если нет – так оставайся со своим телохранителем. Вон он как смотрит на тебя! Привет ему передавай, Мисс Наплевать-на-Всех. Пока!
    - Подожди, ты не понял, - сказала Ульянка, но ее собеседник, крепко сжав в ладонях золотую рыбку, улетал от нашей ведьмочки в соседний зал. Ульянка осталась одна среди танцующих. Правда, к ней тут же подскочил какой-то тип с противной лисьей или песьей мордой и предложил потанцевать. Однако наша ведьмочка вежливо отказалась. Тип настаивал, и Ульянка потихоньку махнула на него лунным талисманом. Это сработало; тип тут же отстал. Ульянка подозвала Сфинкса, которому они с Тимкой сдали свои тени, попросила:
    - Будьте добры, мою тень!
    - Ах, вы уже нас покидаете? - равнодушно спросил Сфинкс.
    - Очень жаль, но мне, кажется, пора уходить, - Ульянка приняла у него тень, в то же время обводя взглядом зал - в наежде найти Леню. - Все было очень мило, благодарю вас!
    - Счастлив вам служить, - дежурно молвил Сфинкс и скрылся. Ульянка продолжала искать Леню, но тут к ней подвалила Корзик-Эвелина.

    - Что, твой кавалер уже сбежал? – спросила она. – Бывает! И рыбку ты свою прозевала. Зато я свою не упустила!
    - Молодец, - ответила Ульянка.
    - Я такая, - согласилась Корзик. Рыбка у нее в руках затрепыхалась, но Корзик взяла ее за жабры, что рыбка притихла и жалобно посмотрела на Ульянку. «Извини, я не могу тебе помочь», - подумала та, и, махнув Корзику рукой, полетела к Лене, который ждал ее возле фонтана.

    * * *
    - И как тебе праздник? – спросил Леня, оглядев Ульянку с головы до ног. – Вижу, развлекалась от души. Вид самый бальный! Вся промокла, от прически – ничего. Сказал бы: космы, как у ведьмы, да ведь так оно и есть!
    - Ты прав, мне надо привести себя в порядок. Где тут зеркало?
    - Лапуля, в этом месте нет зеркал.
    - Хозяйка бала их не любит?
    - Их не любит здесь никто.
    - Понятно. Лень, я хочу сказать спасибо музыкантам. Они так здорово все ночь играли, а им даже не похлопали!
    - Здесь не принято благодарить обслугу. Но если тебе так хочется, иди! Я подожду.

    * * *
    Ульянка стала пробираться к небольшому оркестру, ради развлеченья глядя на присутствующих сквозь полупрозрачный камень в своем талисмане. Камушек показал, что лица у одних гостей были просто нарисованы на мраморе, лица других были как дым, а у многих вообще не оказалось лиц.
    «И зал довольно странный. Что-то мне напоминает… кажется, я здесь уже была. Неужели это то самое место, в котором я прощалась с дедом? – Кристалл замигал, подтверждая догадку. – Ритуальный зал?! Но днем он выглядел совсем иначе!»
    «Днем все выглядит иначе», – ответил талисман. – «Я понимаю, но…» - «Тебе не место здесь, – камушек заметно свой цвет. – Летим!»
    «Хорошо, но надо Тимку и Корзика увести отсюда!»
    «Но они не хотят уходить, - печально отозвался талисман. – Они хочет остаться здесь!» - «И все-таки, попробую!»

    Сжав талисман в ладони, Ульянка пролетела по всем залам, но нигде не могла отыскать ни Корзика, ни Тимку.
    «Нет, его уже здесь нет, – сигналил талисман. – Уходим, девочка! Уходим!»
    «А как же Леня, Корзик? Я не могу уйти без них. Это нехорошо! Давай, еще в то зал заглянем. По-моему, я там вижу Тимку!»

    * * *
    Ульянка полетела туда, где, как ей казалось, она видела знакомое лицо, однако путь ей преградил огромный черный лебедь из фонтана. Решив, что он явился требовать подачки, Ульянка кинула ему печенье со стола, и к ней немедля слетелась вся стая.
    - Лебедей не кормить! – гавкнул «дружище Меф», но было поздно. Птицы вытягивали шеи и угрожающе хлопали крыльями, подступая. Ульянку поразило то, что крылья у них перепончатые. Не зная, как от птиц отбиться, Ульянка махнула на них талисманом, и лебедушки с отчаянным не птичьим криком разлетелись. Один из лебедей разбил крылом черный витраж в окне, и в зал проник утренний свет. Испуганные гости госпожи Несфет шарахнулись от него – кто куда. Воспитанные господа, не признающие теней, дрались во всю за крышку гроба.
    - Возьмите свою, что вы хватаете чужую! – возмущалась дама в наряде а-ля Помпадур. – Какое хамство!
    - А ну, отвали, старая ведьма, – ответил кавалер, который танцевал с нею всю ночь и обещал ей вечное блаженство. Остальные представители аристократии нечистой силы повели себя не лучше. Меф облаял всех, кто оказался на его пути. Сама хозяйка, не заботясь о гостях, скрылась вместе со своей свитой. Гости продолжали в панике ломиться к выходу. В адской суматохе наша ведьмочка увидела искаженное лицо Лени и услышала его голос, сказавший:
    - Лучей берегись!
    - Лень, я не хочу исчезать! - Ульянка протянула к нему руки. Леня успел оттащить ее от солнечных лучей, но сам попал в полоску света, стал прозрачным и исчез. В тот же миг Ульянка почувствовала невыносимую боль, пронзившую все тело.
    «Нет, я не хочу исчезать! – безмолвно крикнула она лучам. – Я хочу домой! Скорей, скорей! Вернусь, вернусь!» И хоть это заклинание было Лунным, Лучик Солнца выхватил ее и «Эвелину» - Корзика, вцепившуюся в Ульку, из болота нечисти - и понес туда, где Свет отвоевал свое у отступившей в страхе Тьмы.

     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:53 | Повідомлення # 52
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ,

    В которой говорится о Законах Возвращения


    - Что же с ней могло произойти, – прошептала Аглая, вглядываясь в сферу, похожую на полную Луну. – Я Ульку зову все время, но она не отвечает! Я не чувствую ее….
    - Не паникуй, – сказала Вера. – Видишь, какой свет идет? И пальцам тепло... У мертвых аура другая. Рыжулька жива! Только она там, куда наш сигнал не поступает.
    - Неужели ее понесло… – Аглая испуганно посмотрела на Веру. Та нахмурилась:
    - Боюсь, что да. Улька могла отправиться туда - и ничего нам не сказать, чтобы похвастаться потом. Вот дурочка!
    - Это я виновата, - Аглая вздохнула. - Рыжулька меня спрашивала, кто такая Несфет, а я ушла от разговора!
    - Да мы обе ничего не объяснили, хотя стоило бы! А то она слышала, как мы говорили, что к Несфет ходить не надо... Вот и сделала в своем стиле - все наоборот!
    - Так и бывает! Боялись за Корзика, а влипла Рыжулька, как обычно.
    - Если она там, то мы не сможем вытащить ее одной Силой Луны.
    - Может, обратимся к моей тете? – предложила Аглая. - Она – медиум и вхожа в те круги. Со всеми духами на «ты»!
    - Но вы с ней не общаетесь лет триста!
    - Да, но я другого выхода не вижу. У тебя есть варианты?
    - Можем взять чуть-чуть энергии у Солнца.
    - Вер, нам ведь нельзя принимать его помощь, – Аглая побледнела. – Сама знаешь! Если хоть на лучик ошибемся - мы сгорим, как та Снегурка…
    - Значит, постараемся не ошибиться. Глашка, соберись! Работаем!
    Вера хотела превратить сферу-Луну из хрусталя в Солнечный шар, который мог стать их помощником – или причиной гибели. Но Аглая задержала ее руку и сказала:
    - Подожди! Я чувствую, Рыжулька вырвалась! Ей удалось!
    - Надо помочь ей добраться Воздух, огонь, земля, вода! Войди, войди! Сюда, сюда!

    Вера бросила трав в огонь и в воду, посыпала на пол и развеяла по утреннему ветерку за окном. Ветерок подул живее, превратился в сильный ветер и принес в дом ведьмы Веры Ульянку и не отлипавшую от нее Корзика-«Эвелину». Увидев подружек, Ульянка бросилась их обнимать; те тоже были рады ее видеть, но Вера все же приняла строгий вид и принялась отчитывать обеих странниц:
    - Вот и вы, голубушки! Ну, хороши! Улетели, черт знает куда, никому не слова!
    - Вы хоть понимаете, что мы за вас в ответе? – сказа чуть мягче Аглая.
    - Начинается, - вздохнула Корзик. – Вот вы - такие обе правильные, добрые, хорошие! А вы не думаете, что именно от вашей драгоценной опеки мы и смотали?
    - Благодарим за откровенность. Уль, ты тоже так считаешь?

    Ульянка хотела что-то сказать, но тут из ее глаз брызнули слезы, да таким фонтаном, что прелестный пейзаж на стене превратился в бурный водопад. Несколько слезинок попало на руку Корзика, которую накануне поцарапал котенок. Свежие царапины сейчас же затянулись без следа, но ни сама Корзик, ни Вера с Аглаей это маленькое исцеление не заметили. До того ли им было, когда их Рыжулька так рыдала!
    - Улька, Рыжик! - уговаривали подружки. – Что с тобой такое?
    - Из-за меня Леня исчез, - всхлипывая, произнесла Ульянка. – Сам мне говорил: «Не встречаться с солнечным светом до того, как мы вернемся в мир людей», и так подставился из-за меня! И как странно вышло: меня солнышко спасло, а его погубило…
    - Если б Леня был со мной, такого не случилось бы, - ввернула Корзик - и тут же кое что вспомнила: : «Мое желание! Я ведь рыбке-то шепнула, чтобы Леня был моим - или ничьим! Получается, что стал ничьим... Неужели рыбка так сработала? Не может быть... наверно, все-таки лучи с ним так расправились!»

    - А еще... а еще, – продолжала Ульянка., - я... я Тимку не смогла оттуда увести! Хотя мы так старалась с талисманом, нам не удалось!
    - Наверно, твой приятель сам не захотел уйти оттуда, - предположила Вера. - Помните Закон Магического Возвращения?
    - Чтобы вернуться с Того Света, надо очень этого хотеть, - напомнила Аглая, видя, что Ульке сейчас не до законов.
    - Да, очень хотеть, - повторила, как во сне, Ульянка. – А Тимка не хотел!
    - А может, ты сама не очень-то хотела ему помочь? - спросила Корзик.
    - Перестань, - одернула Вера. - Не видишь, Улька и так места себе не находит!
    - Вер, давай глянем, что с этим мальчиком, - сказала Аглая. Вера устало согласилась, но, сколько они с Аглаей ни вглядывались в лунную Сферу, та молчала.
    - Глаш, может, ты раскинешь карты, - попросила Ульянка. Аглая кивнула и, пообщавшись с любимой колодой, сообщила несколько растерянно:
    - Улька, твой мальчик, вроде, жив, но вот душа его… она…
    - Что, что? – спросила, побледнев, Ульянка.
    - Ее, вроде, у него забрали, - голос у Аглаи немного сел. - То есть, он нее отдал!
    - А я могу ему помочь? - спросила Ульянка.
    - Да! Что надо делать в таких случаях? – полюбопытствовала Корзик.
    - Мы не знаем, - призналась Аглая. – Не знаем!
    - Вернее, у нас такой практики пока не было, - уточнила Вера. – Все было бы проще, если бы ты, Уль, действительно любила этого парня. А так – придется кучу информации перерывать о душах похищенных, проданных, взятых в залог…
    - Что значит – «если бы действительно любила»? – Ульянка даже обиделась немного. – Что я, по-вашему, влюбиться не могу?
    - Конечно, ты можешь, - Вера с Аглаей переглянулись. – Но дело в том, что именно эта твоя влюбленность – она как бы… не совсем настоящая.
    - Как так? - спросила Ульянка почти неживым голосом, и Вере ничего не оставалось, как напомнить младшенькой ведьмочке о ночи перед Вербным Воскресеньем, и о том, как Ульянка сама наворожила веткой вербы свою якобы влюбленность.
    - И то по ошибке, - добавила Аглая. – Если б ты не уселась на ту самую заговоренную скамейку, ты и беглеца бы своего в упор не видела.
    - Но почему вы мне раньше не сказали?.. – возмутилась Ульянка.
    - Мы думали, все обойдется, - признались подружки. - И потом! Ты же кому-то это пожелала. Вот для кого-то и сбылось! А то, что этим кем-то оказалась ты сама – это и есть Первый Закон Магического Возвращения и Отражения. Или Зеркальный! Любое Пожелание может вернуться к тебе, как бумеранг. Так что никогда не желай другим того, чего себе не пожелаешь! Даже влюбленности в кого попало…
    - Так! А говорили, приворотами не занимаетесь, - надулась Корзик.
    - Но это вышел приворот наоборот, - сказала Вера. - У Рыжульки часто так бывает! Талисман ей дали лунный, загар - лунный. А помогает ей солнечный свет!
    - Это я ей вернуться помогла, - заявила Корзик. – Без меня она бы точно пропала!
    - Коне-е-ечно, - Вера сладко потянулась. - куда же без тебя...
    - Девчонки, а вы в чем на балу-то были? - спросила Аглая.
    - Вот об этом и были, - Ульянка взглянула на свой сказочный наряд, и обнаружила, что стоит босая, в ночной рубашке в ромашках и колокольчиках.
    - Как жалко плате-то вздохнула Корзик, разглаживая свою пижамку в смешных мишках - и вдруг спохватилась: - Ой, я же там, у этих сфинксов... точно! Она поискала вокруг себя. - Я забыла свою тень!
    - Уль, а ты? – подружки перевели взгляд на Ульянку. – Что-то не видно…
    - Вон, вон она! Бледненькая такая, - указала Аглая.
    - Что-то она странно выглядит, хмыкнула Вера. – Уль, это точно твоя тень?
    - Да, а чья же еще! Или… - Ульянка вгляделась пристальнее. – Нет, это не моя! Наверное, там перепутали…
    - Интересно, с чьей, - задумалась Аглая.
    - А я догадываюсь, - Вера постучала ногтями по столу, и тут Корзик сорвалась:
    - Переестань! Одна когтями все время барабанит, другая жвачкой чпокает! Третья вообще меня выдернула с праздника, потащила за собой - я даже тень захватить не успела!
    - Значит так, милые Золушки, - прервала ее Вера. – Успокоились! Мы с Глашей рады, что вы вернулись целыми и невредимыми. То что тебе, Рыжулка, помог Солнечный свет – это вообще чудо! На которое рассчитывать особенно не надо...
    - А на вас? – спросила Корзик.
    - Мы всегда готовы вам помочь. Но это не значит, что у нас нет других забот! Поэтому постарайтесь больше таких глупостей не совершать. Договорились?

    Корзик промолчала, глядя в стену. Ульянка тоже не ответила и крутанула лунный глобус. Глаза у нее заблестели. Аглая с Верой знали этот блеск – его дают не слезы, а, скорее, новый приступ любопытства. Глобус набирал скорость, словно звал в очередной полет. Вера притормозила его взглядом и сказала:
    - На «Мастере и Маргарите» и поклянитесь, что больше никогда не свяжетесь с Несфет и с Тьмой! Вот книга, принесите клятву обе!
    Припертым к стенке Ульянке и Корзику пришлось возложить по очереди ладонь на любимую книгу и произнести слова обета. Свидетелями этой клятвы были две подружки, попугай, дремавший в клетке, том Булгакова и заглянувший к Вере в дом весенний лучик солнца – золотистый, как Ульянкины кудряшки, и такой же беззаботно любопытный, как она сама.
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:54 | Повідомлення # 53
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ,

    В которой Тимка получает новую должность в сети фирм Несфет и узнает кое-что о магических услугах


    Утренний луч брызнул Тимке в глаза, радужными лучами побежал от его прищуренных ресниц обратно – к высокому полукруглому окну, так непохожему на грязноватые окна в убогой сторожке.

    «А здесь не так плохо, - подумал наш герой, сладко зевая. - Как в замке каком-то…»

    Он потянулся и почувствовал, что одеяло убегает от него, как в том детском стишке. Тимка успел его поймать, но все равно почувствовал, как кто-то мягко, но упорно продолжает тянуть одеяло вниз, на пол.

    - Что еще такое?! – Тимка взглянул и рассмеялся, увидев, что это Сфинксы лапами пытаются стащить его «прикрытие». – А вы чего здесь?..

    - Нас прислали за тобой, – невозмутимо отозвался первый Сфинкс. Наш герой едва узнал в нем того самого парня, который завербовал Тимку у тумбы с объявлениями о работе и привез к метрессе в офис. Теперь этот вербовщик сидел возле кровати по-собачьи и говорил тоном то ли завуча, то ли какого-то инспектора: – Тебе не кажется, что ты спишь неприлично долго?

    - Ой, ну ведь праздник же - Первое Мая! – заныл Тимка.

    - Праздник у тебя был прошлой ночью, – промурлыкал второй Сфинкс. Голос у него был понежнее, чем у первого, а в локонах кокетливо мелькали бабочки. «Это, наверно, девочка», - подумал Тимка и продолжал канючить:

    - Но сегодня даже в школе нет уроков. Может человек поспать?!

    - Здесь тебе не ваша школа, - ответили Сфинксы. - Прогульщик. Вставай!

    Кровать под Тимкой взбрыкнула, как мустанг, и лихо скинула любителя поспать. Тот очутился прямо в душе, где его окатило ледяной струей. Умытый и одетый в рекордные сроки, новый служащий Несфет был накормлен завтраком, после которого Сфинксы вручили Тимке список дел. Список был весьма внушительный, и новый помощник Несфет носился целый день, как угорелый. Он считал, что справляется со всеми поручениями не так плохо. Однако, заглянув в бумажку, Тимка обнаружил, что чем больше и быстрее работает, тем список каким-то образом становится все длиннее и длиннее, а поручения, как говорила Алиса Кэрролла, – «все чудесатее и чудесатее».

    К вечеру Тимке показалось, будто он совершил кругосветное путешествие. Свесив язык через плечо, словно запыхавшийся мультяшный пес Микки Мауса, новый помощник госпожи Несфет приплелся назад, в офис. Ему хотелось услышать, какой он молодец, что так старался, но начальница, казалось, даже не заметила его. Она возлежала на диване, ела вишни в шоколаде и диктовала какие-то цифры своей секретарше Лилит, которую все называли просто Лилей:

    - Значит, так! С юго-западными филиалами разобрались, займемся этим регионом. Начнем с бабки Марфы… Что случилось, Лиля? – недовольно спросила Несфет, заметив, что ее секретарша перестала набирать.

    - Опять зависла техника, - отозвалась Лилит. – Черт, новое совсем железо...

    - Где брала?

    - В… - Лилит назвала фирму.

    - У отца знакомые на этой фирме, - сказал Тимка. – Можно договориться!

    - Да, звони туда! – велела госпожа Несфет. - Пусть поменяю или чинят.

    - Так они уже и починили… вот, - Лилит махнула рукой на ноутбук. - Придется покупать другой!
    - Ну, получат они у меня, - Несфет взмахнула тростью, и та стала чертить в воздухе какие-то дымящиеся знаки. Тимка не знал, что они значат, только понял – фирме, продавшей негодный компьютер, процветания в ближайшие лет триста точно не видать!

    - Вы можете притормозить вот это? – попросил он, указав Несфет на трость.

    - С какой же стати, - «ласково» отозвалась метресса. Тимка пытался задержать пляшущую трость, но та лишь набирала скорость.

    - Знаете, давайте так, - предложил он. - Я вам все налажу быстренько, а вы свое проклятье забираете обратно!

    - Договорились. Но учти! Если не получится - проклятие обернется против того, кто вернул его трости. Понятно&

    - Да! - ответил наш герой. «Снова меня Чертик дернул за язык, - подумал он. - Теперь придется постараться!»

    * * *

    Тимка изучил весь комп, но не нашел ни вирусов, ни каких либо сбоев в системе. Тогда герой наш чуть ли не на микросхемы разобрал всю «железку» и обнаружил в ее недрах крошечную шпильку для волос.

    - Кто пытался открыть этим дисковод? – спросил он, показав тонкую шпильку метрессе. - Это чье?

    - Вот она где, - обрадовалась Несфет. - Давай сюда!..- она вернула шпильку в свою пшнуб прическу и спросила: - Значит, ты что-то понимаешь в компах ?

    - Не без этого, - ответил Тимка с гордостью. – А у вас на фирме есть веб-мастер?

    - Был, и неплохой, но стал халтурить. Пришлось превратить его в…

    - В безработного, - подсказала Лилит.

    - Верно! Так что у кого-то появилась Возможность.

    - Я готов помочь! Только зачем вам все это? – Тимка указал на технику. – Все эти мобы-факсы-компы? Держать связь с бабкой Марфой?

    - И не с ней одной, - ответила Несфет. - У нас много филиалов – и России, и в Ближнем Зарубежье, и в Дальнем…

    - Но ведь у вас со всеми этими колдунами-бабками и так телепатическая связь, - Тимка прищурился. – Астральная! Или ее нет?

    - Ее есть, - передразнила госпожа Несфет. - Но зачем перегружать магический эфир, тратить силы и время, когда наши коллеги во всем мире давно освоили программы.

    - Эти, что ли, - Тимка пощелкал мышкой. – «Черная месса. Выпуск шестьсот шестьдесят шесть, копирайт Вельзевулов В. С.», «Как за один день сделать соперницу несчастной», наведение венца безбрачия астральным лазером… приворот – отворот… почему это «приворот» – стоит о-го-го, а «возврат мужа» – такая дешевка?

    - У магического рынка есть свои законы, - объяснила Несфет. - Многовековой практикой подтверждено, что мужей привораживают по одной цене, а возвращают – по другой. Стоимость услуги зависит от доходов мужа, положения и личных качеств.

    - А вы сами замужем? – бестактно спросил Тимка. Засмеявшись, Несфет засунула конфету в рот новому веб-мастеру. Тот, проглотив конфетку, продолжал читать вслух:

    «Услуга для серьезных! Полное гарантированное Устранение. Физически, ментально и астрально…» Как это - устранение? – у Тимки округлились глаза. – У вас… у нас что - киллерская фирма?!!

    - Нет, обычных киллеров не держим. Это вымирающая профессия, - ответила Несфет. - Сейчас почти все разборки происходят на нашем уровне – между магами и колдунами. Лиля, объясни ему!

    - Да уж! Пожалуйста, - Тимка перевел взгляд на Лилит, и та объяснила:

    - Допустим, клиент обратился в один из филиалов нашей фирмы и заключил с нами договор на Устранение. Мы даем ему гарантию и прилагаем все усилия, чтобы тот, кто мешает жить нашему клиенту, сначала ощутил некоторое беспокойство…

    - Как предупреждение? – спросил Тимка.

    - Да. Затем с ним будут происходить вещи более неприятные, а затем он поймет, что у него просто нет другого выхода! И пора…

    - А! Тоже обратиться к нам? - сообразил Тимка. - И заплатить еще дороже?

    - Хм! Ты делаешь успехи, - сказала Несфет. - Кстати, Лиля, пометь! Наведение порчи у нас пойдет по новым ценам, снятие – по прежним. В случае запущенности ауры – гарантия… ну, что опять с тобой такое?

    Тимка заливался громким смехом, держась за бока.

    - Похоже, порчу придется снимать прямо сейчас, – заметила Лилит.

    - Вот здорово, – хохотал Тимка. – Нет, серьезно! У меня тетка – врач в районной поликлинике, так она за месяц столько получает, сколько вы – за один приворот. Эх, ей бы догадаться раньше!..

    - Хочешь пристроить ее к нам? – усмехнулась Несфет. – Боюсь, она не подойдет.

    - Да уж! Представляю, что она бы вам сказала, – фыркнул Тимка. – Я вообще-то, тоже удивляюсь: вы – такая крутая магиня, а занимаетесь всем этим, как цыганка на вокзале… ой!

    Черная тросточка госпожи Несфет подлетела к Тимке и пребольно щелкнула его по лбу, напоминая, что шутить здесь позволено только самой Темнейшей Госпоже.

    «Вот это да, – подумал наш герой, потирая ушибленное место и не без опаски поглядывая на Несфетину трость. Та все еще висела над его макушкой и покачивалась очень выразительно. – А метресса-то крута! Если она так будет драться – то видал я ее вместе со всеми приворотами! Как вознесусь – и чао-какао! Элевейшн! Будете других гонять, а я обиделся. Вот так!»
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:54 | Повідомлення # 54
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ,

    В которой наш герой узнает кое-что о странном свойстве денег и слышит о себе, что он - индиго


    Обидеться по-настоящему Тимка не успел. Несфет сменила гнев на милость и выдала своему новому веб-мастеру первый в его жизни аванс. «А я-то от нее свалить хотел! Поторопился, - думал Тимка, потеплев. - Она все-таки добрая. И щедрая! Настоящая королева. Повезло!!!»

    Жутко гордясь заработанным, он решил купить подарок маме. «Может, хватит, чтобы с Супой расплатиться, - думал Тимка. – Конечно, этих денег он не заслужил! Но пусть уж успокоится. Да! Еще бы телик дядСевычу купить – взамен того, что я у него в сторожке тогда прибабахнул с заклининиями этими. Да и мало ли что еще душе будет угодно!»

    У него было ощущение, что с такой безумной суммой на кредитке он может хоть полгорода купить. Однако, пробежав по магазинам, полюбовавшись на витрины, наш герой немного приуныл. Как оказалось, кредитка Несфет обладала очень странным свойством: то, что с ней купить было реально – не прельщало. А то, что хотелось бы приобрести – стоило хоть на рубль, но дороже.

    - Как дела, миленький? Купил подарок своей маме? – заботливо спросила госпожа Несфет, когда Тимка, расстроенный, вернулся к ней.

    - Да нет пока. Не выбрал я…

    - Не выбрал? Или не хватает?

    - Как вам сказать… - вздохнул Тимка. Несфет поняла и выдала ему еще аванс. Теперь денег хватило и на подарок, и даже на то, чтобы скинуть деньги Супе на мобильник. Купив подарочек, герой наш выбежал из магазина, сразу позвонил домой:

    - Але, мам! Привет, это я! Да все в порядке. Не голодный; да, здоров, а что со мной случится? Мам, а я нашел работу! Не курьером. Я уже веб-мастер представляешь? Где? Мм… в одной нормальной фирме. Школу я не буду пропускать, ну что ты, нет!

    - Мне не нравится твоя затея, – мама говорила торопливо. Тимке показалось, что ее волнение способно расплавить трубку возле его уха. – Тебе надо думать об экзаменах, о школе. И зачем тебе сейчас работать? У тебя кончились деньги? Приходи, я тебе дам!

    - Спасибо, у меня как раз есть. Заработал!

    - Все равно, приезжай, – мама не плакала, но Тимка хорошо знал эти нотки. – Мы тут места себе не находим…

    - Океюшки, я… – Тимка почувствовал себя редкой скотиной. Ему так захотелось вернуться немедленно; прямо сейчас. – Я скоро буду!

    - Умница! Мы тебя ждем. Папа дома, хочет с тобой поговорить.

    Тимка услышал в энном измерении мамину просьбу: «И не очень на него кричи!»; затем, после недолгой паузы, вроде приветливый голос отца:

    - Старик, привет!

    - Привет, пап.

    - Как жив-могуч? Когда домой?

    - Скоро! Закончу тут дела кое-какие, вот…

    - Какие у тебя могут быть дела?! – отец мгновенно вышел из себя. – Мать волнуется, а ты, видишь ли, строишь из себя! Тебя уговаривать надо?

    - Да я не строю ничего, – начал оправдываться Тимка, и вдруг подумал: а так ли уж необходимо появиться дома именно сегодня?

    - Пап, я у тебя спросить хотел, – сказал он изменившимся тоном. – Как ты думаешь: человек человеку – кто?

    - Человек человеку – друг, товарищ и брат! Нас так в школе учили. Это вас сейчас таким вещам никто не учит!

    - Вот. А тетя Митя уверена, что человек человеку – конвоир. И пока она так считает, я домой не вернусь. Извини! И скажи маме: я ее очень люблю. Тебя, типа, тоже. Пока, не сердись!

    Отец еще что-то кричал, но Тимка уже прекратил разговор, хотя и знал, что так не надо поступать, пока и собеседник твой не попрощался.

    * * *

    - Ушел, не попрощался, ничего не сказал, – говорила расстроенная дама, которую метресса принимала в Храме. – И не позвонил ни разу!

    - Так, – Несфет внимательно изучала фото пропавшего мужа клиентки и украдкой – драгоценности в ее ушах.– Ваш супруг и раньше так отлучался?

    - Никогда! То есть, дважды: когда я с детьми была в Анталии и когда я навещала маму. Но в те разы он находился сам и говорил, что не в состоянии вспомнить, где был. А сейчас две недели – ни слуху, ни духу!

    - Типичный случай приворота Вуду, – глубокомысленно произнесла Несфет. – Будем искать при помощи биолокации. Это элитный метод, очень эффективный…

    - Элитный метод мне подходит, – согласилась дама.

    - Но он потребует больших энергетических затрат, – предупредила метресса, вращая перед носом клиентки магический шар.

    - Я согласна, – ответила, теребя сумочку, клиентка.

    - Тогда подойдите сюда, – приказала Несфет. – Внимательно смотрите на мой палец! Я начну считать до двадцати. При счете «десять» вы впадете в транс; при счете «двадцать» у вас откроется дар ясновидения. Итак, раз! Голова тяжелеет. Два! Вы слушаете только мой голос. Три! Круги, вы видите круги, вы медленно плывете по воде ко мне… ко мне! - Сосчитав до двадцати, Несфет сунула две загнутые палочки – «биолокационные рамки поиска» - в руки клиентке, подвела ее к большой карте на стене и велела водить рамочками по всей карте.

    - Как только вы ощутите тепло – значит, мы рядом с тем местом, где находится сейчас ваш муж. Главное – сосредоточьтесь на задаче, – твердила Несфет, но сосредоточиться как раз не удалось. За дверью раздались беспорядочные звуки, голос Лилит, убеждавший: «Подожди, туда нельзя», и Тимкин крик: «Пусти, мне надо с ней поговорить!» Потревоженная этим шумом, посетительница вздрогнула и вышла из транса.

    - Что там такое происходит? – спросила она немного нервно.

    - Клиент пришел раньше назначенного времени, – улыбаясь, сказала Несфет. – Пожалуйста, не обращайте внимания. Продолжайте, - велела она, но продолжения сеанса не последовало. В кабинет ворвался взъерошенный Тимка, которого пыталась удержать Лилит.

    - Пусти его! Пусть он войдет, – разрешила Несфет. – Тимочка, поздоровайся!

    - Здрасьте, – буркнул Тимка посетительнице и обратился к метрессе: - Мне ваша помощь нужна! Срочно…

    - Поговорим с тобой потом, – ответила Несфет. – Ты видишь, я занята с нашей уважаемой гостьей. У нее большое горе…

    - А, от вас, наверно, муж ушел, – брякнул Тимка, взглянув на клиентку. – Бывает, бывает!

    Тут клиентка не выдержала и дала волю слезам.

    - Может, его и в живых-то уже нет, – причитала она. Хотя эта женщина и напоминала чем-то тетю Митю, Тимке ее стало жаль. Он сказал:

    - Да жив человек, жив! Не сомневайтесь. Вы в милицию-то заявили?

    - Они не-не мо-огут его найти…

    - Ваш муж сейчас вот здесь, – Тимка уверенно ткнул пальцем в карту. – Запомнили? Именно здесь! И через три дня будет дома, ждите. Только подушевнее встречайте мужа! А то больше не увидите его, понятно?

    - Почему он вмешивается в разговор, дает советы? – обратилась клиентка к метрессе. – Кто это вообще такой?

    - Этот юноша – медиум из поколения индиго, – торжественно произнесла Несфет. Клиентку такое объяснение, похоже, не устроило. Она ушла, забрав фотографию мужа и пообещав больше сюда не приходить. После ее ухода Несфет дала Тимке дикий нагоняй:

    - Запомни на всю жизнь, что не следует врываться в кабинет к начальству и с клиентами так говорить нельзя!

    - Дайте мне шанс, – сказал Тимка. – Я исправлюсь.

    - Поглядим! Пока что от тебя не очень много пользы: ты свое не отработал, да еще и помощи пришел просить! Ну, что там у тебя стряслось?

    - Мне бы это… как человеку дать понять, что он не прав?

    - Подумаем, – пообещала Несфет, задумчиво глядя на Тимку и словно мимо него. – А что у тебя с тенью, миленький?

    - А что с ней может быть? - Тимка со смешком пожал плечами, но все же бросил взгляд на свою тень. Мначала ничего особенного вроде бы он, в ней не замечал, но приглядевшись лучше, округлил глаза.

    «Вот это да! Как это… тень какая-то, как у… да, как у герлушки! С чего это вдруг?»

    - Ну и чьи это шутки? – глядя исподлобья, спросил наш герой у госпожи Несфет.

    - Это я у тебя спрашиваю, - ровным голосом произнела метресса.

    - Ничего не понимаю! Тень точно чужая, - Тимка призадумался. – А чья? И где моя?

    - Ладно, мыслитель! Вспоминай, где и с кем гулял, - усмехнулась Несфет, - приводи себя в порядок, чтобы выглядело все прилично – вплоть до тени!

    - Постараюсь… а вы о моей просьбе не забудете? Насчет…

    - Я же сказала, что подумаю, - Несфет взмахнула тростью, и Тимка, не успев моргунь глазом, вылетел из ее кабинета.

    «Подумает она! А мне теперь как быть? – ломал голову наш герой, глядя на тень. – И отуда ты взялась, голубушка? Ты чья? Постой… кого-то мне напоминаешь!»

    - А кого, ну отвечай! – обратился он к тени. Та молчала, а Сфинксы, наблюдавшие всю эту сцену, давились от смеха.

    - Разговариваешь с тенью? - спрсила Лилит, приближаясь к нашему герою. – Поздравляю! Молодец. Может быть, займешься делом?

    - А я на фирме чем-то другим занимаюсь, - огрызнулся Тимка, но все-таки выслушал поручение Лилит и даже постарался выполнить его как можно лучше – так, чтобы и Лилит и метресса остались довольны своим новым веб-мастером.
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:55 | Повідомлення # 55
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ,
    В которой великий маг из поколения индиго дает первое в жизни интервью


    За делами Тимка и забыл о той женщине, которая разыскивала мужа, но дней через пять эта клиентка снова появилась в офисе у госпожи Несфет. Увидев женщину, которой он наобщеал-наплел бог знает что, Тимка постарался от нее улизнуть. Не тут-то было! Посетительница все-таки заметила его и отловила; наш герой готов был принести ей извинения, только бы она отстала от него. Но вместо того, чтобы учинить скандал, дама принялась Тимку благодарить, расцеловала и вручила ему большую коробку конфет.

    - Она, наверное, сошла с ума от одиночества? – спросил Тимка у Несфет, когда счастливая клиентка скрылась.

    - Наоборот, – улыбнулась метресса. – К ней муж вернулся. Ты ей все верно предсказал, даже точно место указал на карте!

    - Как это тебе удалось? – удивилась Лилит.

    - У начальства спроси, – подмигнул Тимка. – Я ж теперь – индиго!

    Лилит засмеялась. Герой наш тоже не воспринял этот эпизод всерьез; вспомнил он о тетке и ее вновь обретенном муже, когда к Несфет повалили клиенты - специально посмотреть на «чудо-мальчика из поколения индиго».

    - Не-е, не пойду я к ним! – попытался отбиться Тимка, когда его опять позвали к посетителям. – Я здесь не консультант, а всего лишь веб-мастер и «чего изволите»! Меня гоняют тростью, как какого-то лакея – и у меня тень не в порядке. Как я выйду?

    - Не волнуйся, тень твою никто и не заметит, - успокоила Лилит. = Люди слишком заняты проблемами, с которыми сюда пришли…

    - У них проблемы – я-то чем могу помочь? Я не пойду к ним. Не пойду!

    - Пойдешь, - спокойно сказала Лилит. – И выслушаешь каждого!

    - Люди приехали невесть откуда, чтобы встретиться с тобой, - с упреком молвил первый Сфинкс. - А ты вот так с народом, да?

    - Нехорошо, – вздохнул второй. – Тебе что, трудно поздороваться?

    - Наверное, он просто испугался, – сладким голосом произнесла Лилит. – Он у нас - трусишка маленький!

    - Так! Я попросил бы вас, – завелся Тимка, которого слово «трусишка» нщн до школы выводило из себя. – Что надо делать?

    - Вот это разговор, – одобрила Лилит. – Идем к народу!

    - Влегкую!

    * * *

    Наш герой решительным шагом направился в приемную, лихо открыл дверь и чуть не выбежал, увидев внушительную очередь. Навстречу ему сразу же рванула похожая на знаменитого боксера дама с микрофоном наготове, а за ней - небритый дядька с кинокамерой. Тимка быстренько захлопнул перед ними дверь, но микрофон, который «боксерша» успела просунуть, так и остался торчать из-за двери.

    - Это что еще за тетка? – спросил Тимка, выталкивая микрофон обратно.

    - С местного тиви, – объяснила Лилит. – Ее Метресса пригласила, чтобы сняли ролик о тебе, о твоем дивном даре. Так что не плюй в них жвачкой, хорошо?

    - Мы так не договаривались!

    - Поздно, – секретарша снова распахнула дверь и вывела «чудо-мальчика» к посетителям. Тимка сопротивлялся, но, увидев, что все, словно команде, повернули головы к нему, вырываться перестал. Лилит развернула Тимку к камере, представила его собравшимся. Дама с местного ТВ снова сунула микрофон в физиономию притихшего «героя» и затараторила:

    - Бр-бр-бр! – «Добрый день», - понял Тимка. – Тра-ля-ля. Скажите, как вы обнаружили, что обладаете особым даром?

    - Я… - герой наш сделал неопределенный жест рукой. - Мне тяжело об этом вспоминать… была такая сильная гроза, а я как раз в аптеку шел, чтобы купить детское питание моему старшему брату. Как сейчас все помню! Я иду по косогору, и любуюсь нашими равнинами, прекрасный день и тут – гроза! - Тимка как мог, изобразил тивишнице грозу. – Гроза, и молния ударила в меня, а я упал с велосипеда, на котором вся наша семья ехала в аэропорт - встречать бабушку, которая как раз уезжала от нас, а машина папина… она разбилась по пути. И вся наша семья погибла!

    - Вся? – уточнила тивишница.

    - Вся, кроме меня, - ответил Тимка и по-настоящему заплакал.

    - Вот вам подтверждение! Мальчик выжил и он перед вами, - подхватила Лилит, решив, что Тимке больше говорить не надо. - Он с вами, он с нами! Его ждали, он пришел. Приходите и вы!

    - Ну, пришли, и чего? – вмешалась в процесс съемки какая-то тетка из посетительниц. - Вот этот – уникум?! Да таких на каждой остановке пруд пруди!

    - Что вы можете ответить оппонентам? – оживилась журналистка. Повисла пауза. Тимке показалось, что сейчас все должны захохотать и разойтись. «Наверно, лучше сделать это первым», – подумал он и приготовился сказать: «С вами была программа «Приколы - народу», а я вовсе не…» и пережить этот позор. Решив все-таки ситуацию обыграть, Тимка замогильным голосом обратился к первой попавшейся тетке:

    - Вчера вы были в магазине…

    - Ну, – кивнула та.

    - А знаете, что вас там сглазила кассирша? – тут Тимка состроил рожу совершенно мрачную и колдовскую. – У! у-у! Тут и соседи снизу постарались… Вы их затопили и не платите – они вас проклинают жутко! Точно, точно…

    Он предполагал, что женщина хотя бы улыбнется, но эффект получился обратный. Та внезапно побледнела и произнесла очень серьезно:

    - Ах, это все-таки вот кто! Я знала, знала… это можно снять?

    - Хм… тут все запущено! Над вами просто завихрения проклятий - метров пятьдесят, не меньше, – Тимке казалось, что все происходящее – всего лишь чья-то шутка, которая вот-вот закончится. – Но я постараюсь вам помочь!.. Вам – и другим. Так, поднимите руки, кто еще на снятие? Ну, кто тут «сглаженный»?

    Кроме первой жертвы сглаза руки подняли еще две дамы.

    - Слушаем меня! Поплевали себе на пальчики три раза, – велел им Тимка. – Так, молодцы! Теперь за ушки дернули себя…

    - Вверх или вниз? – спросил кто-то испуганно.

    - Да как удобней. Три-шестнадцать! – Тимка взял лейку, из которой Лилит поливала черные цветы в горшках, побрызгал из нее на посетительниц. Тетенька с камерой старательно снимала весь этот «магический ритуал», а Тимка повторял, подражая не то заклинателям, не то ди-джеям: – Во имя отцов рэпа и хип-хопа, и всех духов эмтиви! Снимаю сглаз. Идите с миром!.. Что у вас?

    - Мы записаны на приворот, на три часа…

    - Приму сегодня. Остальные завтра приходите!

    - Как это – завтра? – возмутилась тетка, которая шумела громче всех. – Я же записана! У меня контакт с усопшим дедушкой...

    - Приходите в следующую пятницу, – прищурился Тимка. – Лучше к полуночи, Плутон с Юпитером как раз пройдут мимо Сатурна в Водолее. Учтите: идти сюда надо обязательно через кладбище. И не забудьте взять с собой руку покойника, живую жабу, змеиное жало и черную крысу!
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:55 | Повідомлення # 56
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ,
    В которой Тимка узнает кое-что о Драконах и Змеях


    - С почином тебя, зайчик, - сказала Лилит, когда Тимка отбился от всех огромной очереди жаждущих чуда.
    - Издеваешься, да? - хмуро отозвался «чудо-мальчик». – Ничего себе – дебют! Эти тетки меня чуть живьем не съели! Брр! Нет, все, ребята! Больше никаких клиентов.
    - Подожди, не зарекайся. Успехом это считать рано, но, по-моему, все прошло удачно. Тивишница сказала, у тебя - редкая харизма!
    - У нее-то тогда что? – обиделся Тимка. – На себя пусть посмотрит!
    - Это ты посмотришь на себя, когда выйдет передача. Скоро о тебе вся страна узнает! К тебе та-акие люди будут приходить за помощью! Увидишь!
    - Может, и будут, а я тут порчу с бабушек снимаю, занимаюсь всякой бытовухой. Тоже мне, Возможности!
    - А ты поговори с метрессой, - посоветовали Сфинксы.
    - И поговорю! – пригрозил Тимка и немедленно отправился к начальнице. Та сидела за своим столом и укладывала фрукты в вазе, походившей на большой хрустальный череп – черный с алыми рубинами в глазницах, видевшими всех, кто входит в кабинет. Взглянув на череп, Тимка чуть замедлил шаг, но все-таки вошел с довольно дерзким видом. Развалившись в кресле, «чудо-мальчик» свои претензии. Несфет слушала его и продолжала раскладывать фрукты, не глядя на Тимку. Вид у нее был такой, будто она ждала, когда веб-мастер выскажет все это.

    - Надо же, как быстро растут аппетиты, – заметила Несфет, любуясь каким-то невиданным фруктом. Тот светился соком изнутри, и хотя Тимка фрукты не особенно любил – предпочитал пакетный сок, ему ужасно захотелось этот фрукт попробовать. Но Несфет не спешила предлагать ни этот ароматный плод, ни другие фрукты, и спокойно продолжала: – Помнится, еще вчера ты радовался десяти баксам в кармане, а сегодня хочешь вершить судьбы мира и играть планетами, как биллиардными шарами!
    - Я не играть пришел, а о работе говорить!
    - Так, так.
    - Я уже столько всего знаю и умею, что могу и чем-то посерьезней заниматься!
    - И чем, например?
    - Ну, мир спасать, чего-нибудь еще такое, - Тимка сделал неопределенное движение рукой. – А если будете меня по мелочам гонять - уйду!
    - Куда же ты пойдешь?
    - Не знаю! Но работать буду сам. Без этих ваших сглазов!
    - Хочешь стать Драконом, не успев побывать Змеем? – вполголоса произнесла Несфет. - Посмотрим, как тебе это удастся!
    - Стать кем? – переспросил, опешив, «чудо-мальчик». – Каким еще Драконом?
    - Ты совсем не посвященный, я смотрю!.. «Драконом» называют Змея-Колдуна и Мага, прошедшего ступени Ученичества и Посвящения. А также, - тут Несфет помедлила и тонко улыбнулась, - съевшего другого Змея. - Ее длинные яркие ногти вонзились в фрукт из вазы, и из плода брызнул яркий, цвета крови сок. - Или же Змею – без разницы!
    - Причем тут змеи-то? Я животных люблю, но змей как-то – брр! Ну, ужиков еще терплю. Вот у нас на даче жили ужики, и мы…
    - Какой же Маугли! Совсем дикарь, - поставила диагноз собеседница. – Змеи - это Существа из Мира Знания…
    - О чем же?
    - О многом. Ты Библию читал, надеюсь?
    - А как же, - с достоинством ответил наш герой. На самом деле, Библию ему когда-то пыталась читать его Мабушка, но Тимка было тогда так мал, что ничего почти не понял. «Если она устроит мне сейчас экзамен, что-нибудь я, наверное, вспомню», - решил он. Несфет в очередной раз усмехнулась, глядя на него, и сказала:
    - Прекрасно! Значит, ты помнишь, кто такой Змей-Искуситель?
    - Еще бы, – Тимка с облегчением вздохнул, потому что как раз эту библейскую историю он помнил. – Могу лекции читать!
    - Интересно послушать.
    - Эммм… Ну, это… первые люди, Адам с его подружкой Евой, жили себе преспокойно в прекрасном Саду, как у дедушки на даче. Ниикаких тебе проблем! Гуляй, где хочешь, ешь, что хочешь. Только к какому-то дереву… или к двум деревьям? Короче, подходить было нельзя – и есть было нельзя. С древа познания добра и зла, во, вспомил! А Адаму с Евой было ни к чему, им не особенно хотелось - все и так было тип-топ! Пока тамошний Змей не приполз нагло к Еве и уговорил ее попробовать запретный плод с древа. И ей захотелось, и Адама она подбила плод попробовать. Хотя он ей и говорил: «Нам нельзя, ты чего!» Но все-таки не устоял. Тоже попробовал, - Тимка все же попытался взять из вазы яблочко, но Несфетина трость тут же дала ему по руке. – И они поняли, что оба не совсем одетые, Бог узнал, что Адам с Евой не то яблоко сорвали и больше положенного теперь знают. В общем, их за воровство из сада выгнал, - закончил Тимка, с ненавистью глядя на зловредную трость.
    - Не за простое воровство их наказали, - голос Несфет прозвучал, как тихое шипение. Тимке показалось, будто за ее спиной возникли огромные тени, напоминавшие то ли темные лианы, то ли какую-то забавную компьютерную анимацию. Приглядевшись, Тимка понял, что это были тени не кого-нибудь, а змей. Впрочем, видение быстро исчезло, а Несфет продолжала своим обычным голосом: – Адама с Евой наказали за желание вкушать плоды, не предназначенные людям. Яблоки там были, или нет – об этом спорят многие, но форма в этом случае не столь важна. Все дело в том, что это были именно плоды с древа Познания. И они – так же реальны, как и Змей. В это ты можешь смело верить, зайчик!

    С этими словами она все-таки бросила Тимке один из невиданных фруктов. Тимка этот дар ловко поймал и надкусил. Прекрасный на вид фрукт оказался не таким уж вкусным, даже горьковатым. Тимка сморщился и положил его на краешек стола.
    - Ну и подставил наших предков этот Змей, - пробурчал «чудо-мальчик». – Хорошо, что сейчас такие твари не водятся!
    - И тут ты ошибаешься, – ответила Несфет, смеясь. – Род Змея продолжается! И многие века его несчастные потомки вынуждены жить среди людей…
    - Почему – несчастные? Потому что Змея тоже выгнали из Сада?
    - Как и всех – вместе с людьми. И еще потому, что со времен Адама и Евы люди так и не научились принимать нашу помощь! И распоряжаться Знанием, которое им открывают Змеи.
    - «Нашу» помощь? – переспросил Тимка, пристально глядя в узкие зрачки Несфет. – Что это значит?
    - Об это ты когда-нибудь узнаешь… а сейчас ты не готов. На этом этапе для тебя важно понять, готов ли ты стать Знающим? Настоящим Змеем и, возможно, великим Драконом? - Тимка хотел что-то сказать, но госпожа Несфет его остановила, добавив: - Учти! Без Знания ты им не станешь. И не сможешь спасти мир, чтоб управлять им!
    - А… тогда хочу, - «чудо-мальчик» взглянул на надкушенный им фрукт. – Сейчас доем - и стану Мудрым Змеем?
    - Нет, миленький. Для этого тебе придется подучиться!
    - Че-его? Как в школе, что ли? Ну, уж нет! Я вам не Гарик-очкарик. Понятно?
    - Вот поколение! Ничего, кроме «Поттера» своего не читали, - Тимкина собеседница покачала головой. – Чтобы ты знал, Университеты Волшебников существовали на Востоке тысячи лет тому назад! И, кстати, не только там, но и в…
    - Так то – тысячи лет тому назад, – перебил ее Тимка. - А сейчас за деньги можно любую Фирму открыть! И магическую тоже. Скажете, нет?
    - Ах, вот что тебе нужно, - тон у Несфет резко изменился. В голосе ее звучало явное пренебрежение, которое задел Тимку. – А я думала, тебе влекут Возможности, чтобы править всем Миром. Но раз тебе необходима лишь бумажка, можешь получить ее хоть сейчас у Лилит. Бери, да и ступай на все четыре стороны! Прощай!

    Несфет взмахнула тросточкой - и занялась своим компьютером, показывая, что «чудо-мальчик» больше ей не интересен. Тот подумал и сказал:
    - Нет, подождите! Вы меня не поняли. Я… я, в принципе, готов к тому, о чем вы говорили. Готов стать Змеем – и Драконом! И постараться ради этого.
    - Хм, вот это другой разговор. Я давно подумывала о Фабрике Колдунов-Консультантов. И у меня будут последователи, и тебе повеселее будет!
    - А чего! Давайте. Прикольно!
    - Вот и отлично, - сказала метресса. Тимке, на секунду показалось, что Несфет сама стала похожа на большую черную змею с глазами алыми, как кровушка в ужастиках, которые герой наш не особенно любил смотреть...
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:55 | Повідомлення # 57
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ,

    В которой Несфет выступает с обличительной речью, а Тимка встречается с Императрицей и другими Фабрикантами


    Замысел насчет Фабрики Магов и Колдунов-Консультантов Несфет воплотила буквально в считанные часы. Для этого ей было достаточно сделать пару взмахов тростью, несколько звонков – и почти все вопросы были решены. Впрочем, с Городским Комитетом Добрых, Умных, Радостных, Активных вышла небольшая заминка. Дамы в этом Комитете выступали решительно против «всякой магии и колдовства», и относились с недоверием даже к фокусникам в цирке. Тем не менее, Несфет удалось договориться о встрече с Председателем Комитета – то есть, Председательшей, как ее все называли за глаза, - и поговорить по душам. Правда, встретила ее Председательша весьма сурово; глядя ей в зрачки, Несфет слегка взмахнула тростью. Венчавший трость темный камень многогранной формы слегка засветился, притянул взгляд Председательши. Несфет заговорила, мягче, монотоннее, а трость легко и ритмично, словно некий маятник, качалась в такт словам Несфет. Та говорила, говорила, выражала восхищение:

    - Что было бы и с городом, и округом, если бы не вы, не Комитет!

    - Ох, и не говорите, – согласилась Председательша. - Кругом такое бы творилось…

    - Мракобесие, - произнесла Несфет торжественно. - Чертовщина, бесовство, разгулье черных магов. И Тьма, от которой не спасения, с которой силы нет бороться! Тьма…

    - Ну да, - кивала Председательша в такт трости, - Тьма! Вы правы, Тьма...

    Тут рука ее, словно во сне, потянулась к авторучке - и бумаги госпожи Несфет были подписаны. Трость слегка подпрыгнула в воздухе, и Председательша внезапно ощутила, как боль острой иглой впилась в затылок. – Как вы пра… ой, голова!

    - Что, головная боль? – заботливо спросила госпожа Несфет. – Как я вас понимаю! Это все стрессы, постоянная борьба…

    - Да, да, вы знаете. Кругом черт знает что творится! А молодежи наплевать, – горько сказала Председательша. – Они же все в компьютеры ушли, или носятся с какой-нибудь своей этой культурой непонятной, музыкой бесовской. В переходе вон стоят, играют, в парке играют! Только толпу собирают, а где толпа - там беспорядки!

    - Верно, верно.

    - Сколько мы пытаемся работать с ними, проводить беседы, агитвстречи. Но до них не достучаться, ни докричаться невозможно!

    - У нас есть Возможность привлечь к нашей работе молодежь, – сообщила Несфет. - Дать им верные ориентиры в жизни. А заодно вооружить их навыками по борьбе с колдунами, от которых, как вы говорите, не стало житья!

    - Именно так! Житья от них не стало…

    - Что ж, будьте спокойны. Мои воспитанники метлой поганой выметут всех ведьм и колдунов из округа!

    - Метлой поганой – это хорошо, - повеселела Председательша. - Слушайте, а вы не могли бы выступить у нас на Комитете?

    Несфет согласилась, и в тот же день выступила на собрании Городского Комитета с пламенной речью и обличениями колдовства.

    * * *
    Основной темой выступления метрессы стал Лицей, в котором учились Ульянка, Вера, и Аглая. Несфет убедила всех собравшихся, что именно это заведение и является главным рассадником колдовской заразы. Большинством было принято решение: добиться закрытия того самого Лицея - и немедленно, сейчас же! Все это и могло бы оказаться очередными разговорами, но у Председательницы Комитета были неплохие связи. После этого собрания Лицей Ульянкин хоть и не закрыли, но объявили «его деятельность противоречащей» тому-то и сему-то и даже «представляющим опасность для спокойствия и благополучия граждан». Здание Лицея и обширную территорию вокруг него передали в аренду госпоже Несфет – на таких условиях, что фактически все это стало ей принадлежать. В этом здании метресса и встречала будущих фабрикантов, «надежду и защиту города от колдовства».

    Желающих стать фабрикантами и получить престижную работу отыскалось немало, однако многие не прошли даже собеседование. Одних Несфет сразу же отправила домой, другим предложила делать сувениры с ее символикой. И только избранным было позволено явиться на следующий тур, который был куда сложнее.

    Будущих фабрикантов метресса выбирала очень строго - и по принципу, известному лишь ей одной. Тимка заметил, что предпочтение она отдавала тем, у кого был такой же брелок в виде золотой рыбки, как и у него.

    - А подружка твоя почему не пришла? – спросила госпожа Несфет у Тимки.

    - Какая? - спросил тот, хотя прекрасно понял, о ком идет речь.

    - Да та Рыженькая, с которой вы танцевали у меня на балу. Свяжись с ней и скажи, что у нее есть еще один шанс.

    - Океюшки, - ответил Тимка. Он попытался связаться с Ульянкой по данным, которые были в базе Несфет, но оказалось, что их или занесли туда ошибочно, или они просто устарели. Тогда наш герой отправился в библиотеку, где недавно встретил Ульянку; однако там дежурила другая девушка, на любой вопрос отвечавшая: « Не знаю!»

    Не добившись от нее других ответов, Тимка поехал к Ульянке домой, но ему почему-то никто не открыл. Правда, соседка по площадке сообщила, что бабушку Ульянкину увезли на «скорой», и Ульянка, видимо, сейчас при бабушке в больнице.
    «А в какой больнице?» – спросил Тимка, но внятного ответа он не получил. Оставался еще один адрес – Дома в Аллее Грез. «Но там я уже был – и ничего», - подумал наш герой, возвращаясь к Несфет.

    * * *
    - Передал Приглашение? - спросила та очень ласковым тоном.

    - Нет. Что-то ее нет нигде, - ответил Тимка. – Потом передам.

    - А ты не думаешь, что она от тебя прячется? - спросила Несфет вкрадчиво. - Может, ты ее обидел чем-то? Вы не ссорились?

    - Да нет…

    - Тогда в чем дело?

    Тимка лишь пожал плечами. Мол, откуда же я знаю, почему люди, которые только что держались за руки, в следующий миг не хотят друг друга видеть! Кто поймет?..
    Надувшись – непонятно, на кого, - наш герой вышел из кабинета метрессы, и его тут же чуть не разорвали будущие фабриканты, видевшие у него список вопросов и ответов. Тимка отдал им список, но Несфет об этом догадалась и одним движением трости изменила все вопросы в списке, так что Тимкина «любезность» никому не помогла. Собеседование проводилось еще строже, чем предполагалось, и лишь немногим достались шапочки Фабрикантов и жетон-пропуск на Занятия у госпожи Несфет.

    «Вид у меня в этой шапочке, наверно, клоунский, - думал Тимка, сдвигая шапочку на ухо. - А вот некоторым идет! Ей, например...»

    Он задержал взгляд на одной из фабриканток. Девушка заметила его и широко улыбнулась. Нельзя сказать, что ее улыбка сразу же очаровала Тимку; все-таки, он продолжал на девушку смотреть, не понимая, чем она так уж его привлекла.

    «Она, пожалуй, ничего, - размышлял он. - Вот только с этими когтями и помадой – точно внучка Бабки Ежки… или панночка из «Вия»! - Тимка хихикнул. «Панночка», казалось, его заприметила и уселась рядом с ним, на последнем ряду, хотя места получше еще пустовали.

    - Привет! – сказала «Панночка», пуская пузыри из черной жвачки. - Я – Максимилиана. А тебя, вроде, Тимой зовут?

    - Вроде, да.

    - Ты кем был в прошлой реинкарнации?

    - Не знаю. Я вообще в это не верю! Ты сама-то веришь?

    - Да! И точно знаю, кем была я в прошлом воплощении.

    - Ну и кем?

    - Императрицей! - собеседниц опять надула пузырь жвачки. Чпок!

    - Екатериной, что ли? - спросил Тимка. Он сам иногда чпокал жвачкой собеседнику в лицо. Но уж никак не думал, что это может так раздражать

    - Не-а, не Екатериной! Я была одной из правительниц Древнего Рима. Причем, величайших!

    - Извините, сразу не признали! Имечко, наверное, оттуда?

    - Ага! Я взяла его с собой в это воплощение. А вот у тебя имечко так себе! Какая-то собачья кличка, а не имя. Давай, придумает тебе другое!

    - Это какое же другое?

    - Колдовское, звучное! Типа Аввалона или Элиомисандра. Нравится?

    - Не-а! Меня мое вполне устраивает. Зачем его менять?

    - Как это – зачем? Чтобы всем сразу было ясно, что они имеют дело не с дворовым мальчиком, а с тем, кто может вершить судьбы. Ты же хочешь стать великим магом? Величайшим в мире?

    - Конечно, хочу.

    - И я хочу! И стану обязательно. А вот они все не станут никогда, – Максимилиана указала на других учеников. - Набрали же таких! Будущие маги, ха! С первого взгляда ясно - сброд. Здесь только мы вдвоем чего-то стоим – я и ты!

    - Ну, почему? По-моему, ребята неплохие собрались. Вот этот, например, - Тимка указал соседке на ушастого и рябоватого парнишку, не отводившего взгляда от Максимилианы. - Нормальный поцик. Чем не нравится?

    - Да видно сразу, он - слабак, - вынесла приговор Максимилиана - и забарабанила коготками по столу. - Он и проклятье-то наслать не сможет, даже мух не заколдует. И как его только сюда приняли!

    - Может, у него способности. - Тимка помахал рябоватому парню рукой, и тот радостно ответил. - Улыбнись нашему коллеге, Колдовское Величество! Ты ему точно нравишься.

    - А я вообще всем нравлюсь, - серьезно ответила Максимилиана и чпокнула на весь класс жвачкой. Словно в ответ ей прозвенел звонок, и Фабриканты притихли. В классе материализовалась госпожа Несфет. Она поздравила всех с успешным поступлением на Фабрику, выразила уверенность, что молодые дарования отнесутся к обучению серьезно, после чего и принялась «ваять» из них «настоящих консультантов», как и обещала своим Фабрикантам.
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 11:56 | Повідомлення # 58
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ,
    В которой Фабриканты постигают азы колдовской визуализации


    Занятия на Фабрике Несфет проводила каждый день, тут же подкрепляя теорию практикой. В знак поощрения Фабриканты получали маленькие звездочки из черных бриллиантиков, которые Несфет прикалывала им на шапочки. Конечно, все старались получить такой значок, а, получив его, хотели еще звездочку, еще, еще… но удавалось это не так часто. К тому же, бриллиантик доставался не навечно; за неправильный ответ или проступок Фабрикант лишался своей звездочки – или права получить ее за следующий правильный ответ, если у него такой награды не было. Самой большой наградой была Черная Звезда Магистра, которую обещали Лучшему выпускнику на Фабрике Несфет.

    - И, разумеется, Свидетельство! Его можно получить экстерном за особое Старание, - добавила Несфет, показывая образец Свидетельства. Похожие висели у нее в приемной на стене: одни были похожи на папирусы с причудливыми иероглифами, другие – на бумаги из какого-то Средневековья, со зверями на печатях и такими буквами, что прочитать написанное было невозможно. Впрочем, впечатление они все равно производили – и на посетителей метрессы, и на Фабрикантов. Те взирали на Свидетельство с вожделением и молчаливым почтением. Только одна из всех, ведьмочка Фрося несмело спросила:

    - А что нам такое Свидетельство даст?

    - Право не просто легально работать магом-консультантом международного класса, - сказала Несфет. - Но и открыть свой салон – или сеть таких салонов. Остальным придется еще потрудиться, чтобы это право заслужить!

    - Не думал, что и в колдовстве без бюрократии не обошлось, - вполголоса заметил Тимка. - Развели кругом бумажки...

    - Не путайте Порядок с бюрократией, - звучно ответила Несфет, испепеляя Тимку взглядом. Остальныем обернулись на него и посмотрели такими глазами, что Тимке поневоле сделалось не по себе, а метресса продолжала: – А по поводу «бумажки», юноша, - знаете, как у людей говорится? «Без бумажки – ты букашка, а с бумажкой – человек!» Вот и у нас такие же порядки! Только наши «бумажки» не очень-то купишь. Их можно только заслужить! Так что постарайтесь, дорогие, чтобы получить это Свидетельство Магистра раньше остальных.

    - Мы постараемся! – сказали Фабриканты – и стали стараться.

    * * *

    Тимка и его соседка Максимилиана быстро оказались в лидерах – не столько по старанию, сколько по количеству звездочек. Казалось, им дается все намного легче, чем другим. В своем стремлении быть первыми и лучшими наш «чудо-мальчик» и «Императрица» были довольно похожи, только способности у них «полярные». То, что легко давалось Тимке, Максимилиана не могла усвоить, а то, что получалось у нее, Тимка был не в состоянии наколдовать.

    - Первое, что пользуется спросом у клиентов - это талисманы на удачу в бизнесе и соответствующие ритуалы, – объясняла Фабрикантам госпожа Несфет. – Как правило, те, у кого дела идут и так неплохо, за подобной услугой обращаются редко. В основном, заказывают те, кому везет чуть меньше. Для них мы составляем Уравнение по следующей формуле, - трость Несфет взмахнула над клавиатурой на учительском столе, и на огромной жидкокристаллической доске явилось Уравнение. - Если мы предоставляем удачу своему клиенту – К., значит, у кого-то мы должны ее забрать. Вам предстоит решить – у кого? Это у нас будет – «икс». И ваше задание на следующий урок!

    - Можно вопрос? – ведьмочка Фрося помахала маленькой гламурной метлой «от кутюр». - Могу я сделать такой талисман - и больше колдовством не заниматься? Открыть другой бизнес? Скажем, торговать косметикой…

    - Изготовить талисман для себя ты можешь, – последовал ответ. – И открыть любое дело. Пожалуйста! Но если ты не будешь заниматься нашей практикой, то и талисман твой потеряет силу, потому что бизнес наш свою специфику имеет. Мы ведь берем плату не только и не столько деньгами…

    - Чем еще? – быстро спросила Максимилиана.

    - Люди дают нам силы своей верой в нас! И страхом перед нами - перед нашими возможностями, силами и знанием. Разумеется, это оносится к тем Силам, которые люди привыкли считать Темными. И не напрасно умилостивить люди всегда пытались именно такие Силы, приносили жертвы им…. То есть, нам. «А Светлые и так за нас!» - вот типичный пример человеческих рассуждений, с которыми вы отчасти успели столкнуться. Вообще, логика и психология людей делают их до смешного управляемыми, но об этом мы поговорим чуть позже. А сейчас запишите древнюю мудрость, которая должна стать для вас главным Правилом. Пишите! – Уравнение с доски пропало, а трость набрала сверкающую надпись: «Змея, чтобы стать драконом, должна съесть другую змею!»

    - «Другую змею» – это другого колдуна? – спросил тот самый рябоватый парень, который любовался Максимилианой.

    - Ты уже постиг суть Уравнения, – сказала одобрительно Несфет и приколола к его шапочке звезду. – Молодец! Конечно, вы пока не так сильны, чтобы бороться с профи-колдунами. Но скоро вы сумеете и это! А пока поговорим о противниках-людях. Не сомневаюсь, что они у вас есть! Как говорили великие, только ничтожества не имеют врагов. Но здесь собрались личности, как я вижу... Прекрасно! Мы рассмотрим случай каждого, но сначала вы должны усвоить основы нейтрализации. Шаг первый – визуализация объекта. Мысленно воссоздаем обстановку, в которой обычно находится объект воздействия. Сосредоточились! Картинка перед вами есть?

    С «мысленной картинкой» у Тимки особой проблемы не возникло. Он живо представил себе, увидел именно, как тетя Митя возится на кухне – на маминой кухне – сует нос во все кастрюли, дает свои бесценные советы, потом громоздится на табурет и шарит всласть на верхней полке.

    - Отлично! – похвалил голос наставницы. – Теперь ты должен сделать шаг второй - осуществить само Воздействие.

    - Я не могу, – ответил Тимка, не разжимая губ.

    - Ты можешь. Ну! Это приказ!..

    - Я не буду.

    - Трус несчастный, – сказал насмешливо голос соседки. Тимка почувствовал, как его отбросило в сторону, затем услышал грохот, оглушительный вопль тети Мити, мамин возглас: «Вы ушиблись?!» Где-то точно землетрясение произошло!

    - Вот видишь, все не так уж сложно, – сказала Несфет, снисходительно глядя на Тимку. – А ты – молодец! – похвалила она Максимилиану. - Если так дела пойдут – станешь моей ассистенткой на сеансах Устранения.

    - Спасибо большое! Я буду стараться, - Максимилиана бросила на Тимку победный взгляд, означавший: «Что, видал? И это только начало!»

    «Не сомневаюсь», – мысленно ответил Тимка и вдруг ощутил, как у него начинет болеть голова - и болит все сильнее, почти нестерпимо. Он вопросительно посмотрел на соседку; та насмешливо взирала на него. Тимка понял, что ему был брошен явный вызов. «Причем, кем! Герлушкой... Ну, посмотрим! Будешь доставать таким нечестным способом - придется кого-то поставить на место», - решил он, глядя в узкие зрачки соседки, в которых вспыхивал очень недобрый огонек.
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 12:00 | Повідомлення # 59
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ,
    В которой Тимка узнает кое-какие новости из дома


    Голова у Тимки болела все сильнее, но он все-таки дождался окончания занятий. Ему так хотелось погулять по городу, увидеть Партизана и заглянуть в Ульянкину библиотеку! Да и маме позвонить… Но тут как назло опять явились журналисты, и «чудо-мальчику» пришлось им отвечать на кучу каверзных вопросов. После пресс-конференции Несфет велела Тимке заняться сайтом Центра Магии и Колдовства. Сама метресса удалилась в неизвестном направлении, поручив Лилит присмотреть за «хозяйством». Лилит посидела для вида в приемной, выпроводила посетителей с их бедами и сглазами, и решила «немного прогуляться» в компании стилиста госпожи Несфет. Вместо себя она в приемной усадила Тимку и сказала ему:

    - Буду через несколько минут! Смотри, чтобы в приемную никто не заходил.
    - Океюшки!.. а можно мне будет потом уйти?
    - Если метресса разрешит. Она что, не дала тебе задание?
    - Да я уже все сделал! Можешь убедиться. Вот, смотри…
    - Потом покажешь ей, - Лилит водрузила перед Тимкой стопку личных дел Фабрикантов. – Внеси вот это все в компьютер, раз уж ты ничем не занят.
    - Я уже вносил!
    - А я случайно удалила папку с файлами – и почистила корзину. Так что давай-ка, маг великий, не ленись! Приступай.
    - Как скажешь, - буркнул Тимка, что метресса за такой ударный труд все-таки позволит ему немного погулять – хотя бы завтра.

    «Надейся и жди, - подлил масла в огонь Чертик, странно притихший в эти дни. – Ты здесь прям Золушок какой-то!»
    «Ты еще меня тут будешь доставать!.. Помочь не можешь – не мешай», - Тимка устало глядел на папки с личными делами Фабрикантов. Все эти досье, как и у других на Фабрике, были пока довольно скромными – и занимали всего-то по два-три листочка.

    «Но это пока, - Тимка нашел в стопке свое дело, вытащил, открыл его – полюбовался. - Моя-то папочка уже покруче будет, чем у них! У меня вон какая есть бумага! Настоящий договор о найме на работу. С водяными знаками, с печатями какими классными! И подпись у меня красиво вышла. Видел?»

    «Видел-видел, - отозвался Чертик. – Только почему чернила красные? Другой ручки не нашлось?»
    «Да они какую дали – я такой и подписал. Что ты придираешься, как тетя Митя?»
    «Кстати, о тете Мите! Ты домой не хочешь позвонить?»
    «Хотеть-то я хочу, но…» - Тимка почесал в затылке. Теперь-то средства позволяли ему купить новенький мобильный, но госпожа Несфет настрого запрещала Фабрикантам пользоваться «мобами».

    «Почему это?» - возмущался Тимка.
    «Это будет тормозить развитие ваших телепатических способностей, - объяснила Несфет. – И вообще, общение с кем-либо из вашей прежней жизни я не поощряю».
    «А если у меня или моих домашних экстрим какой возникнет? – не сдавался Тимка. - Если мне срочно-срочно надо будет?!»
    «Тогда попросишь позволения - и позвонишь из приемной», - последовал ответ. Тимка с таким положением был не согласен, но при одном взгляде на черную трость охота спорить отпадала.

    «Вот он - телефон! Перед тобой, - дергал Чертик. – Давай, позвони!»
    «А разрешения я спросить не успел… Ну и ладно! Что меня теперь, съедят или прогонят с Фабрики? Буду звонить!»

    * * *
    Тимка придвинул к себе телефон – под начало бог знает какого века, даже без дисплея, чтобы видеть собеседника, - и стал звонить домой. Ответила мама; ее обычно жизнерадостное «Але!» прозвучало как-то тускло. Тимка еще не в совершенстве овладел телепатией, поэтому спросил совсем не по-колдовски:

    - Мам, ты чего такая грустная? У нас опять что-то случилось?
    - Тетя Артемида сломала ногу, – ответила мама. – Все так странно получилось! Мы с ней вдвоем были на кухне, она хотела что-то достать с верхней полки, стала залезать на табуретку, а та вдруг рухнула под ней. Вернее, вылетела из-под нее! Сколько я папе говорила: пора менять мебель в доме! На стулья же садиться страшно, кто-нибудь пострадает! Он не верил, смеялся. И вот, пожалуйста – кто прав?! Бедняжка Артемида, у нее одни несчастья в эти дни. Представляешь, на нее вчера напали хулиганы!
    - Да? А кто же говорил, что «если девушка ведет себя достойно, на нее не нападут»? – напомнил Тимка. – Неужели наша тетя Митя без достоинства вела себя?
    - Перестань! Это нехорошо. У Артемиды был сильнейший стресс…
    - Думаю, у хулиганов тоже.
    - …А еще ее ужасно напугали дети во дворе. Бросили в нее кошкой!
    - Живой или дохлой?
    - Живой. А ты же знаешь, как Артемида не любит животных.

    - Уж я-то зна-аю! Извини, меня зовут, мам. Я перезвоню, – Тимка хотел сказать маме, как он ее любит, но подумал, что ей «сейчас не до соплей», как говорил его отец. Герой наш поспешил закончить разговор еще и потому что не хотел быть застигнутым на месте преступления. Он не слышал, чтобы кто-нибудь входил, но все-таки почувствовал чье-то присутствие в приемной. Тимка повернул голову и слегка вздрогнул, увидев совсем близко Максимилиану. Та смотрела на него, словно хищница в засаде, и взгляд этот не предвещал ничего доброго.
     
    natalya-gurkinaДата: Четвер, 15.05.2014, 12:00 | Повідомлення # 60
    Група: Администраторы
    Повідомлень: 3114
    Репутація: 0
    ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ,
    В которой Тимка узнает, кто такой – эксперт Крутниский и получает новое задание метрессы


    - Ты что, за мной шпионишь? – очень резко спросил Тимка.
    - Нет, я просто проходила мимо, – вкрадчиво сказала девушка. – Ты так расстроен! Что-нибудь случилось дома?
    - Сама прекрасно знаешь, что! И кто тебя просил влезать?
    - Напрасно сердишься. Ты сам хотел, чтобы все было так, но не нашел в себе необходимую энергию Удара. Я и помогла тебе. Не огорчайся! У тебя свои способности, а у меня – свои. Не смотри на меня так! Я ведь пришла как друг, поговорить о нашем с тобой будущем.
    - О каком это – «нашем с тобой»?
    - Не понимаешь? Несфет говорит, что ты скоро можешь одним из самых дорогих магов страны. В смысле, твои услуги будут стоить очень дорого. Я слышала, как люди тебя благодарят и называют «Ангелом». Отлично! Молодец. Тебе дано одно, а мне – другое. Вдвоем мы могли бы открыть свое дело. Подумай!
    - Ха! Ты будешь порчу напускать, а я снимать? Так не пойдет!
    - Но почему? Ты же заинтересован, чтобы у тебя было больше клиентов. Те, кого будут заказывать мои клиенты, толпами пойдут к тебе. Мы станем самой крутой фирмой! Покруче госпожи Несфет. Представь: к нам обращаются политики, банкиры, всякие тузы и мафиози. И весь мир у наших ног! Сейчас мы оба уязвимы, а вместе можем быть непобедимы!

    - Да, тебе точно в политику надо, – Тимка зевнул, потер виски. – Простите, повелительница мира! У меня опять голова начинает болеть. К тому же – дел еще куча – в прямом и переносном смысле. Так что извини, прием окончен. Ты свободна!
    - А-ха! Испугался работать с размахом?
    - Понимай, как хочешь. Все сказала?
    - Не совсем! У меня есть еще одна новость. Думаю, тебя она обрадует!
    - Ну, давай свою новость. Никак, распродажа в магазине «Товары для вамиров»? «В наших блузках вы будете неотразимы в любом зеркале! Что, угадал? Спасибочки, только я-то не из вампов буду!
    - А вот «из каких» ты будешь – мы скоро узнаем. Метресса сказала, что скоро здесь будет профессор Крутинский! Тебе это имя что-то говорит?
    - Эээ… ннууу, в общем…
    - Понятно! Объясняю для тех, кто на Фабрике случайно: Крутинский всемирно известный эксперт в области магии, демонологии и феноменологии. Не знаешь, что это? Это наука о феноменах. Так вот Крутинский и определит, кто же из нас действительно феномен. Он тебя разоблачит! Ведь не такой уж ты способный! Просто у тебя есть какой-то секрет, который я все равно разгадаю.
    - Давай, давай! Разгадывай, если нечем заняться, - Тимка развалился в кресле, изображая полное спокойствие. На самом деле, новость о каком-то там эксперте не то чтобы в смятение повергла «чудо-мальчика», но и не была особенно приятной для него. А еще менее приятным было то, что собеседница прекрасно понимала: она все же вывела его из равновесия!

    «Небось, сама все это и придумала, насчет эксперта», - подумал Тимка, глядя в мерцающие по-кошачьи зрачки собеседницы. Это предположение его чуть приободрило, и он игриво произнес:
    - Красавица, иди-ка спатиньки! И не приснись себе случайно, а то кричать будешь во сне: "Спасите, мамочки! Вампиры!»

    - Ах, ты!.. - Максимилиана запустила в него вереницу проклятий, которые неминуемо угодили бы в цель. Однако на помощь Тимке пришла его новая тень; она, словно экран, закрыла «чудо-мальчика» – и превратила все проклятия в россыпь мелких звездочек. Те походили на снежинки, только цвет был черноватый. Звездочки немного покрутились недовольным вихрем – и хотели потихонечку осесть в приемной, притворившись пылью. Но как раз возвратилась Лилит, которая в таких вещах неплохо разбиралась. Она и за пределами Лицея заподозрила что в приемной непорядок; а когда она вошла, ей можно было даже не смотеть на Тимку и Максимилиану и странную «пыль» на чисто убранном столе, чтобы догодаться о происхождении этой «пыли».

    - Ну-ка, быстро все убрали, - произнесла она сквозь зубы. – Что вы тут устроили?
    - Но это не я сделала! Это все он, - Максимилиана кивнула на Тимку. – Он – и его тень!
    - Я?! – возмутился было Тимка, затем посмотрел на выручившую его тень – и добавил: - ну да. И моя тень тут ни при чем!
    - Значит, тебе и убирать, - заключила Лилит. – А потом выполнишь еще одно задание!
    - Сегодня?!
    - Да, начнешь сегодня. Так начальство велело!
    - А какое у него задание? Может быть, я помогу? – неожиданно мирным тоном спросила Максимилиана.
    - Нет, это задание только для него. Но для тебя тоже найдется.
    - Если хочешь мне помочь – пожалуйста, - вмешался Тимка. – Убери эту дрянь со стола, будь добра! У тебя вон и метелка при себе какая классная. Вот ею и мети! Ты меня очень выручишь. А я пошел задание начальства выполнять! Кстати, как там наши девочки Фабричные желают друг другу удачи?..
    - Кажется, они говорят: «Легкой метлы тебе, сестра!» - напомнила Лилит.
    - Легкой метлы тебе сестра, - торжественно произнес наш герой, лучезарно улыбнулся Максимилиане и отправился вслед за Лили, надеясь, что задание Несфет будет не так уж страшно выполнять.
     
    Дитячий світ » Сучасна зарубіжна література » Проза » Мария Лынёва (Россия)
    Сторінка 4 з 6«123456»
    Пошук: